Смерть ради жизни

Лето было холодным и сырым. Третью неделю подряд шли дожди. Без солнца и от чрезмерного количества воды насыщенная разнообразием красок летняя природа поблекла. Сплошь затянутое темными тучами небо всей тяжестью скопившейся в нем влаги, словно свинцовой крышкой, навалилось на землю, не только создавая впечатление сумерек, но и сковывая присущий этой поре года стремительный ритм жизни. Долгожданное время отпусков и планирование отдыха явно не соответствовали капризам погоды, и настроение людей было под стать унынию на улице. Урожай этого года находился под угрозой уничтожения.

Насколько позволяла раскисшая грунтовая дорога, Сергей гнал машину по направлению к городу. Жанна, вся бледная, от боли обхватив живот руками, лежала на заднем сиденье. В эту субботу они решили съездить на дачу, чтобы посмотреть, какой ущерб причинило ненастье посевам на приусадебном участке и не затопило ли цокольный этаж дома. Завтра исполнялось семь лет, как они были вместе, и, пожалуй, главной причиной поездки было такое редкое за последние два-три года взаимное желание побыть вдвоем – в стороне от суеты и городского шума.

Они поженились, еще будучи студентами. Когда выяснилось, что Жанна беременна, молодые супруги с легкостью людей, порожденных безнравственностью современного общества, решили повременить с рождением ребенка. На первое место в планах новоиспеченной семьи вышли успешное окончание учебы, устройство на престижную работу, получение жилья и всех других благ, определяющих общепринятое благополучие теперешнего человека. Конечно же, в достижении поставленных целей ребенок мог оказаться серьезной обузой. Не отягощенные, как считали молодожены, богобоязненными предрассудками старших поколений, они с пугающей уверенностью в своей правоте, якобы ведомые и заботой о будущем потомстве, отдали предпочтение аборту.

Шли годы. Сергей и Жанна стали обладателями почти всех материальных ценностей, но у них отсутствовало самое важное богатство в семье – дети. После неудачного, с точки зрения хирургии, аборта заключение медиков было безжалостным: Жанна никогда не сможет стать матерью. По своей вине став жертвами собственной недальновидности и беспечности, они в душе казнили друг друга за то, что потакали один другому в совершении этой ужасной ошибки, которая стала камнем преткновения в их взаимоотношениях. И лишь спустя годы этот ошибочный поступок, крайне негативно повлиявший на всю их семейную жизнь, стал для них объединяющим фактором. С течением времени, обладающего способностью залечивать душевные травмы, они осознали, что одинаково виновны в последствиях «красивой» жизни, достигнутой путем личной глупости каждого из них.

Сергей с Жанной все чаще стали обращаться к теме усыновления ребенка. Их давно угасшая юношеская любовь разгоралась с новой силой взаимной привязанности, основанной не только на долголетнем опыте семейных отношений, но и на общем горе. Неожиданно для себя они поняли, что все успехи и огорчения в их жизни создавались только ими и принадлежат только им одним и что любые трудности можно преодолеть в доверии и любви друг к другу. Стоявшую на грани распада семью вдруг озарил яркий призывный свет – свет появившейся надежды.

Уже ближе к вечеру супруги, протопив печку и уладив все дела по хозяйству, за чашечкой чая уселись на диване напротив телевизора. Они с наслаждением погрузились в атмосферу семейного уюта и любви, еще в недалеком прошлом находившейся перед опасностью развода. Сегодня предстояло принять окончательное решение по вопросу появления в семье ребенка.

Внезапно, от резкой боли, Жанна вскрикнула: казалось, что острый болевой спазм вспорол живот. С каждой минутой жене становилось хуже. В темноте, под проливным дождем супруги с большим трудом добрались до машины. Оставшись ночевать на даче, они и представить не могли, какой печальный сюрприз был уготован им судьбой.

До города было двадцать километров. В хорошую погоду этот путь занял бы не больше получаса. Непрерывно переключая скорости, Сергей выжимал из машины все, что допускала мокрая, разбитая дорога и условия разгулявшейся стихии. Он слышал, как каждый толчок сопровождался глухим стоном Жанны, но газ не сбавлял.

Свет фар выхватил из темноты узкую проселочную дорогу, уходящую вправо, к небольшой деревеньке. Буквально в нескольких метрах от промелькнувшего поворота Сергей экстренным торможением отреагировал на неожиданное появление человека, метнувшегося с правой стороны обочины прямо под колеса. Чудом избежав лобового столкновения, он услышал небольшой удар о боковую часть машины. При объездном маневре и торможении автомобиль занесло, и Сергею потребовались невероятные усилия, чтобы удержать машину на скользкой дороге и не свалиться в кювет. До асфальтированного шоссе оставалось всего лишь два километра.

Сергей, взяв фонарик, выскочил из салона и бросился к месту столкновения. Позади, в десяти шагах от машины, он увидел мужчину, едва стоящего на ногах. Как обнаружилось впоследствии, его водило из стороны в сторону не по причине столкновения с автомобилем или полученных травм, а потому, что он был просто в стельку пьян. Отделавшись царапиной и шишкой на лбу, мужчина издавал какие-то нечленораздельные звуки.

— Вы что, с ума сошли или Вам жить надоело?! – набросился на него Сергей.

— Не мне – Катьке надоело… Дура… рожать ей приспичило… в такую погоду…

Из его путаной речи Сергей понял, что мужчина из соседней деревни, поворот на которую они с женой проскочили несколько секунд назад, и идет за помощью. Катька – его жена, и у нее начались родовые схватки. Телефон не работает уже целую неделю, а в деревне не было никакой техники, чтобы доставить женщину в родильный дом.

— Хорошо, садитесь быстрее в машину, сейчас разберемся, — сказал Сергей.

Однако последовавший ответ заставил его засомневаться в правдивости прежде услышанного:

— Не-е, мне с вами не по пути… Дошлепаю до заправки… возьму бутылочку… и-и… — взмахнув рукой, мужчина обогнул машину и, сильно шатаясь, пошел в направлении шоссе.

— Так мы же туда едем, — крикнул ему вдогонку Сергей.

— Не-е, это мне туда… а вам… к Катьке…

Сергей насилу разобрал его слова и, до нитки промокший, сел в машину.

— Сережа, что случилось? – спросила Жанна. Преодолевая нестерпимую боль, она говорила так, что создавалось впечатление, будто ее лицо свела судорога.

Сергей кратко изложил суть произошедшего и, повернув ключ в зажигании, запустил двигатель.

— Что ты собираешься делать?

— Жанна, ты в таком состоянии, что тебе срочно необходимо в больницу. Нельзя медлить, мы и так потеряли много времени, да и разве можно всерьез воспринимать бред этого пьянчуги? – и Сергей, включив передачу, тронулся с места.

— Не смей этого делать, немедленно остановись! Сережа, а если это правда и с этой женщиной и ее ребенком случится беда, разве тогда мы сможем жить спокойно, с чистой совестью, делая вид, что ничего не произошло и вообще это не наша забота?

Крик души, усиленный собственным страданием жены, возымел мгновенное действие на Сергея. Слова, услышанные им, полностью совпадали с его мыслями. Он как будто только ждал их подтверждения со стороны Жанны.

— Ты права.

Сергей тут же развернулся и поехал к повороту. Свернув на проселочную дорогу, он медленно повел машину в сторону деревни. Через метров восемьсот показалась крайняя хата, из которой, заметив огни приближающегося автомобиля, выбежала пожилая женщина – это была Катина мать. Превозмогая страшную боль, Жанна пересела на переднее сиденье, Катю уложили на заднее.

Через час они были в больнице, а еще через два часа на операционном столе умерла Жанна. На даче у нее открылась язва желудка, и врачи не смогли ее спасти: было слишком поздно. В то время, когда Жанну покидала жизнь, Катя родила девочку. При таких необычных обстоятельствах Сергей потерял самого близкого человека.

Минула неделя со дня похорон Жанны. Не желая оставаться в квартире один, Сергей бесцельно бродил по улицам города. Он не заметил, как очутился возле здания больницы. Ему вдруг захотелось увидеть Катю и ее дочку. В молодой, красивой женщине Сергей не сразу признал ту, которую он тогда привез сюда. Она уже знала о несчастье. Расположившись в вестибюле, они долго беседовали. Катя рассказала о своей жизни.

Развал Советского Союза застал их с матерью в Казахстане. Родители, в молодости отправившиеся осваивать целинные земли, так и остались навсегда в этом гостеприимном крае. Там отец и мать познакомились и поженились, а спустя год на свет появилась Катюша. Незадолго до начала перестройки умер папа. Задуманная реорганизация жизни в стране привела к полному распаду государства. Целинники многих национальностей, приехавшие в Казахстан со всех концов былой великой державы и много лет прожившие в мире и дружбе по соседству с казахами, вдруг превратились для местного населения в людей второго сорта и чуть ли не в оккупантов. Мать Катюши была родом из Беларуси, куда они и вынуждены были вернуться. Дедушка с бабушкой давно умерли, но после них в деревне остался вполне пригодный для жилья домишко. По приезде маме назначили небольшую пенсию, а Катя устроилась на работу в местный совхоз. Они были глубоко верующими людьми и своей простотой и открытостью пришлись по душе окружающим.

Каждое воскресенье Катя с мамой ездили в город на богослужение. С радостью приняла поместная церковь своих новых сестер во Христе, помогая им обжиться после долгих мытарств.

На одном из праздничных богослужений Катя познакомилась с Михаилом, который оказался из их совхоза и проживал в одной из деревень, расположенных на его территории. Михаил готовился к принятию водного крещения. В сельской местности было мало молодежи, а годы шли. Катя ответила на предложение молодого механизатора, согласившись стать его женой. Мать поначалу была против их брака, но побороть сомнения ей помогло то обстоятельство, что будущий зять в ближайшее время собирался стать членом церкви. Как показала дальнейшая жизнь, опасения матери не были беспочвенными. Позже выяснилось, что Михаил уже несколько раз пропускал проходившие в церкви крещения, не в силах победить все возрастающую тягу к алкоголю. Он так и не стал христианином. За постоянные пьянки его перевели в скотники. Только благодаря Кате, работавшей в совхозе экономистом, ему удавалось удержаться на этом месте.

Даже невозможно было предположить, чем могла бы закончиться в тот день для Кати очередная пьянка мужа, если бы не вынужденная поездка в город Сергея и Жанны.

Катя не спешила уходить. Она видела, как страдает Сергей, и попросила его рассказать о себе. Он рассказал все без утайки, и ему стало легче. Когда Катя подробно истолковала ему библейский взгляд на аборт, он впервые в жизни четко представил тяжесть содеянного, и страх перед Богом привел его в замешательство:

— Неужели для меня все кончено и нет выхода?

— Есть, — и Катя ласково дотронулась до его руки. – Мне надо готовиться к завтрашней выписке и давно пора кормить Жанку.

— Что?.. – Сергей содрогнулся.

— Я назвала дочку Жанной…

На следующий день Сергей отвез Катю и новорожденную домой в деревню. С заплаканным, осунувшимся лицом их встречала только мама. Катя с тревогой спросила:

— Мама, что-нибудь случилось?

— Доченька… — не в силах сдержать слезы, Ксения Петровна сообщила страшную новость: Михаил погиб нелепой смертью. В тот поздний вечер, повстречав на дороге Сергея и отказавшись с ним ехать, он в пьяном угаре набрел на электрический трансформатор, стоящий недалеко от заправочной станции. Видимо, для того чтобы срезать угол, он пошел через вспаханное поле и наткнулся на злополучный трансформатор, затем зачем-то перелез через ограждение и попал под высокое напряжение.

Кате стало плохо…

Сергей, пораженный всей трагичностью последних дней, объединивших в один клубок доселе не знакомых людей, не смог оставить Катю одну в таком положении. Изо дня в день помогая Катюше, он параллельно, под ее руководством, с жадностью осваивал библейское учение, покаялся в своих грехах, принял водное крещение и стал членом Церкви Христовой.

С тех пор прошло двенадцать лет. Незаметно пролетели они для Сергея и Кати. Сейчас Сергей несет дьяконское служение, и все эти годы он не покидал Катю. Они всегда были вместе, живя в согласии и любви, потому что стали мужем и женой.

Анатолий Валуевич