Смерть отступила 

Был вечер. В комнате, где сидел старик, уже зажглась небольшая керосиновая лампа. Ее слабый и бледный свет падал на кровать, на которой лежал больной Саша.  Старик  сидел у  ног ...

Был вечер. В комнате, где сидел старик, уже зажглась небольшая керосиновая лампа. Ее слабый и бледный свет падал на кровать, на которой лежал больной Саша.  Старик  сидел у  ног  больного  и  пристально  наблюдал за каждым его движением. Для  него  перестали  существовать день и ночь. Он не знал, когда начинается  утро,  и  когда  кончается ночь. Жизнь Саши, его внука, была единственным  его  утешением.  И теперь,  когда    он  видел  мальчика на смертном ложе, сердце замирало в его старческой груди.

— Неужели Ты, Господи, благоволишь отнять у меня последнюю отраду  в  моих  преклонных  летах,— повторял он часто, особенно  тогда,  когда  страдания  Саши усиливались.

Больной с каждым днем становился все слабее и слабее. Теперь, приняв лекарство, он тяжело стонал,  сбрасывал  с  себя  одеяло  и через  некоторое  время,  немного успокоившись,  уснул,  но  продолжал тяжело дышать.

Старик,  слегка  уменьшив  свет лампы,  пододвинулся  со  своим стулом к окну, выходящему на сад. На  темном  небе  поочередно  стали  зажигаться  звезды.  Большой месяц  уже  выглядывал  из-за  горы. Отбившаяся от стада овца, бегая за забором,  нарушала  таинственную тишину своим громким блеянием, которое  эхом  откликалось  за  окном и умолкало. Недалеко в роще раздался  прекрасный  голос  соловья, начавшего уже распевать свои вечерние песни.

С поля доносился далекий  одиночный  голос  перепелки.  Весело  жужжали  майские жуки  и  часто,  летя  на  свет  в  окне, ударялись  о  стекло  и  бессильно падали  на  землю.  Ветер  повевая, бережно  клонил  ветки  вишен,  которые как бы с великой осторожностью  царапали  окно  и  ставни. Иногда с порывом ветра влетали в комнату  несколько  белых  лепестков  вишневого  цвета  и  падали  на пол, на скамейку и на седые волосы дедушки.

 

Эта статья была опубликована в журнале «Крынiца жыцця» №4/14 — Совершенная радость. Вы можете приобрести электронную версию в нашем интернет-магазине KRINICA.BY

Дедушка,  наклонившись через окно, достал зеленую ветку и бережно воткнул ее у головы больного. Тот повернулся и от боли зашевелились его почерневшие уста. Потом  он  опять  уснул.  Дедушка снова подошел к окну и устремил свой  пристальный  взор  в  темно-синюю  даль  неба,  откуда  на  него смотрело  бесчисленное  множество  ярких  глаз.

Он  тихо  опустился на колени и спокойным тихим голосом  шептал  молитву.  Его  слова, полные  веры  и  надежды,  неслись сквозь  ароматный  воздух  далеко-далеко  выше  звезд,  к  престолу  благодати —  к  Тому,  Кто  только один может услышать их, оценить скорбь его сердца и исцелить умирающего.

— Боже!  —  говорил  он,    пошли ему излечение, и я всецело посвящу его Тебе, всецело Тебе…

Долго  он  стоял  у  окна.  Ему  не хотелось уходить от него, потому что  на  своем  лице  он  чувствовал веяние тихого приятного ветерка, и в этом ветре он как бы созерцал Того, к Кому он обратился со своей нуждой. Он молился с верой и крупные слезы стекали по морщинам на его седую бороду.

Больной  приподнялся,  застонал и опять повалился на подушку. В это время кто-то осторожно постучался  в  дверь.  Дедушка  поспешил открыть ее. У порога стоял доктор.  Он  тихонько  подошел  к кровати и взял руку больного. Она бессильно повисла, и его запекшиеся  уста  начали  что-то  непонятное лепетать.—  Он  снова  бредит,    сказал дед, не отходя от кровати.

Доктор оставил какую-то микстуру и порошок больному, приказал не нарушать его покоя, открывать окошко, чтобы свежий воздух проходил в комнату, и ушел. Отходя, он заявил, что трудно надеяться на выздоровление, разве только на милость Божию.

Больной продолжал стонать и метаться во все стороны, отталкивая деда. Старик опять  поднял  свой  взор  к  небу  и с  глубокими  вздохами  души  взывал к Творцу, могущему спасти его внука  от  столь  близкой  смерти. Слезы тоски и печали стекали по морщинам его лица,  падая на его седую бороду и на окно.

На другой день Саша попросил пить. Он уже лежал немножко спокойнее. Потом с каждым днем ему становилось  все  легче  и  легче  и он начал выздоравливать. Радости деда не было конца.

Через  некоторое  время  он вошел  в  комнату,  где  находился Саша, с большой веткой сирени в руках  и  воткнул  ее  в  стоящую  на столе бутылку с водой. Ароматный запах наполнил комнату. Дед присел на кровати, взял внука за руку и сказал:

— Знаешь, Саша, когда ты был больной, то я дал обет Богу, что ты будешь посвящен Господу, если Он только  пошлет  тебе  выздоровление. Я знал, что только Бог мог излечить тебя. Что ты скажешь?

Саша взял руку деда, поднес ее к своим устам, и проговорил:—Дорогой  дедушка,  я  всецело хочу принадлежать Господу.

Его  лицо  засияло  радостью  так же,  как  и  лицо  деда.  А  ветер  за  окном легко колыхал верхами вишен, сирени,  как  бы  прислушиваясь  к желанию Саши, потом убегал за кусты сада, как бы неся туда решения юноши и подтверждая, что наилучшее счастье в жизни  это всецело принадлежать Господу.

На  дворе  стояла  прекрасная осенняя  погода.  Солнце  большим шаром  приподнялось  на  небе.  Повевал  северный  ветер  и  срывал последние  пожелтевшие  листья лип.

На  маленькой  железнодорожной станции собралась небольшая группа  людей.  Между  ними  был  и  покрытый  сединой  старик.  Стоящий поезд большими стеклянными глазами  смотрел  вперед  и  был  готов в любой момент отправиться в далекий путь. Раздался свисток. Молодой человек подошел к старику и, склонясь, обнял его. Старик, прижав голову  юноши  к  своей  груди,  осыпал ее горячими   поцелуями.—Иди,  Саша.  Пусть  Бог  поможет тебе во всем.

Внук  еще  раз  поцеловал  руку деда,  махнул  шапкой  собравшимся и затворил за собой дверь вагона.  Поезд,  пыхтя  клубами  черного дыма, тронулся в путь. Из окна показался  платок  Саши,  которым  он махал  долго-долго.

Дул  ветер,  заметая сухие листья на перроне. По небу  тянулись  и  клубились  серые осенние  тучи.  Дед,  опершись  на палку стоял и смотрел вслед удаляющемуся поезду до тех пор, пока не потерял его из вида. Он был безгранично счастлив, что Саша выздоровел, посвятил свою жизнь Господу и уехал в библейскую школу.

Придя домой, старик бессильно опустился  на  скамейку.  Невольно вспомнил он то время, как когда-то стоял здесь у окна, изливая скорбь Спасителю. Бог услышал молитву и исполнил желание его сердца. Солнце уже скрылось. На небе зажигались  звезды.  Дед  опустился  на  колени и устремил свой взор к небу. В душе он торжествовал и благодарил Бога. Слезы радости стекали по морщинам  его  лица,  падая  на  его седую бороду и на окно. //

М. Подворняк / Христианский союз, май 1934
Категории
Рассказы

Христианские журналы и книги в электронном и бумажном виде вы можете найти в нашем интернет-магазине KRINICA.BY

ПОХОЖИЕ

  • Капкан страсти

    Заканчивался теплый сентябрьский день. Валентин не спеша шел домой. Он был скрипачом и сегодня после концерта в филармонии задержался....
  • Отдавая лучшее

    Я слышу слабое кряхтенье и чувствую маленький теплый комочек, который вцепился в меня своими крохотными ручками и ножками...
  • Росток пробивается из асфальта

    Смерть ради жизни

    Без солнца и от чрезмерного количества воды насыщенная разнообразием красок летняя природа поблекла....
  • На обочине дороги

    Она медленно и спокойно шла по залитой ярким светом апрельского солнца улице. В разгаре было цветение яблонь и груш, а черешни и вишни уже отцвели, и поэтому казалось, что...