Удивительный полет веры

Хотя вера в каждом отдельном человеке проявляется по-разному, это чувство, или способность человеческого сознания, уникально тем, что присуще....
Небеса

Необычное человеческое свойство

Хотя вера в каждом отдельном человеке проявляется по-разному, это чувство, или способность человеческого сознания, уникально тем, что присуще всем без исключения людям. Даже атеизм есть вера в себя, но это искаженное использование веры, поскольку в атеизме в статус высшего и духовного переводится низшее и земное. Вера не стоит на месте, а развивается в выбранном человеком направлении. Она может сменять свои объекты, поэтому люди перебирают различные религии.

Универсальная распространенность религиозного чувства слишком насторожила ученых. Им не терпелось разобраться, кто может верить в Бога и почему. Гипотез на этот счет было выдвинуто много, и до сих пор конца им не видно: социологи выводят феномен веры из воспитания и социального окружения, психологи — из подсознания или из сферы инстинктов, физиологи — из законов наследственности; а «воз и поныне там». Во всяком случае, никакой универсальной теории о происхождении религиозного чувства нет. Вера продолжает оставаться «тайной за семью печатями».

В чем же дело? Что это за свойство людей, не поддающееся анализу? А что тут удивительного? Ведь мы до сих пор не можем объяснить природу света, хотя и с успехом пользуемся им. Нильс Бор доказал непредсказуемое поведение атомов. Альберт Эйнштейн ввел четвертое измерение в физику. А если их на самом деле семь, насколько же убоги наши попытки объяснить окружающую реальность! Согласно убеждению Норберта Винера, основателя теории кибернетики, информация есть нечто отличное как от материи, так и от энергии. Она вообще не имеет физической природы, хотя и передается физическими средствами. Однако объяснить это при помощи разума или рационально невозможно. И это при всем том, что информация является основой жизни на земле!!!

Наш мир полон чудес, с которыми мы просто свыклись, и потому они перестали быть для нас чудесами. Может быть, нам следует согласиться с тем, что вера не постижима для разума, и с этим нужно просто свыкнуться. Однако здесь есть одно «но». Как же отличить истинную веру от ложной? Может быть, истинная вера никогда не ошибается? Тогда как узнать, что мы обладаем именно такой верой? Наверное, проверив ее уже задним числом. А если это риск всей жизни? Тогда ты «либо пан, либо пропал». Лотерея, купленная ценой всей своей жизни?! Интересное определение веры…

Неужели вера не разумна?

И все же от нас не требуется столь бездумного «прыжка в неизвестность», как бы его назвал Серен Кьеркегор. Истинная вера сочетает в себе элементы интуитивного и рационального знания, доверия авторитету и убеждения в его истинности. Попробуем это доказать.

Сказать «почему» по отношению к вере в Бога кажется равнозначным ее рационализации. Тем не менее истинная вера не тождественна фанатизму, поскольку в определенной мере связана с человеческим разумом. Хотя это и риск, но риск благородный, а не глупый, необдуманный, легкомысленный. Если сказать словами Николая Кузанского, то вера есть реакция воли на «мудрое незнание». Это попытка преодоления проблем разума, а не его полное отрицание. Кант сказал, что «ограничил знание, чтобы дать место вере»; на самом же деле, знание всегда ограничено, а он только сделал это открытие, следуя советам мудрого Сократа.

Иными словами, вера — это согласие воли с доводами не только разума, но и сердца, которые следует отличать друг от друга. Истинная вера занимает промежуточное положение между интеллектом и чувствами людей, подчиняя их зависимости от своего предмета. Приведу пример, как всегда несовершенный, но указывающий на возможность, если не достоверность, мнения о присутствии в вере и рационального начала.

Вы так спешили сесть в троллейбус, что, вбежав в него, забыли посмотреть номер. Такое иногда случается. Что же Вам делать? Ничего страшного. Среди окружающих пассажиров Вы выбираете лицо, заслуживающее наибольшего доверия, на Ваш (первый) взгляд, и спрашиваете: «Извините меня, пожалуйста, уважаемый. Какой номер этого троллейбуса?» В считанные секунды звучит ответ, разумеется, с улыбкой во весь рот: вот ротозей! Однако как же получить уверенность в его правдивости? Никак. Это вопрос исключительно доверия. Потому что в таких ситуациях люди обычно не обманывают, по крайней мере, боясь презрения со стороны окружающих людей или возможности выявления обмана.

Итак, мы видим проявление веры как доверия предполагаемому авторитету при наличии соответствующих условий. Мы не просто доверяем, а страхуемся различными способами проверки полученной информации.

Бога данное обстоятельство не смущает, хотя истинность Его слов проверять вовсе и не требуется. Бог готов доказать то, что можно принять простым доверием Его авторитету. Ведь мы не сдаем купленное лекарство на экспертизу, чтобы убедиться, действительно ли в нем тот состав, что указан на этикетке. Однако иногда мы проверяем то, чем пользуемся, поскольку обмана в этом мире (умышленного или неумышленного) хватает. В духовной сфере также существует возможность обмана, поэтому Бог заинтересован в проверке предметов нашей веры.

Итак, вера и разум до некоторой степени взаимозависимы, поскольку Бог вложил в наше естество их вместе. Что ж поделаешь, так мы устроены. Рациональные предпосылки создают поддержку вере, движущей силой которой, конечно же, продолжает оставаться риск. Это риск не совсем «вслепую», а с некоторым расчетом и подстраховкой. Вера не может совершенно игнорировать права разума, и ей приходится с ним считаться в той области, где он может быть более или менее уверен в своей правоте. И, лишь когда разум говорит: «Здесь я бессилен и передаю тебе все права», вера начинает действовать самостоятельно.

Рациональные предпосылки веры

Риск — благородное дело, однако описать движущую силу веры как непосредственное предчувствие истины я (и, думаю, не только я) не в силах. Интуиция — хороший путеводитель, однако и она нуждается в коррекции, поскольку тоже иногда нас подводит. Коль вера не вправе совершенно игнорировать разум, мы вынуждены говорить о рациональной составляющей подлинной веры.

Чем же разум может послужить вере, несмотря на всю его ограниченность? Бог дал ему тоже посильную работу — не перечить вере, когда ей придется идти на риск в поиске истины или, вернее, предпринять прорыв в не доступную для разума сферу реальности. Разум говорит о Боге со своей стороны, вера — со своей. И, по мере своих возможностей, разум справляется с этой функцией. Так, с его помощью мы можем быть уверены, что наш мир был создан Верховной Личностью, обладающей волей, разумом и чувствами. Любая форма материи или жизни нуждается в строго сбалансированной и определенной организации и в целенаправленном применении нужного количества энергии, чего явно не достаточно в наличном физическом мире. «Законы природы» нуждаются в законодательной и исполнительной власти их Конструктора и Производителя. Это понятно всякому здравомыслящему человеку, и говорить здесь много не приходится. Что же нам делать с полученным при помощи разума знанием о существовании Творца нашего мира? Нужно попытаться наладить с Ним контакт. Увы, найти Бога «снизу» еще никому не удавалось, однако, к нашему счастью, Бог не молчит. Его косвенные свидетельства о Себе содержат сотворенный Им мир, в его гармоничности, красоте и пользе для людей. Прямые же свидетельства находятся в Библии — Его Боговдохновенном Откровении.

Можно ли нам быть уверенными, что Творец мира является также и Творцом Библии? Ответ на этот вопрос связан с тем, как соотносятся между собой природа и Библия, наука и христианская вера. Теоретически, между ними не должно быть существенных различий, а практически? Отвечать Вам, уважаемый Читатель. Приведу лишь два личных наблюдения. Одно из них я уже упоминал: наука не всезнайка и может ошибаться. Другое: Библия может допускать некоторую вариативность в интерпретации собственных данных, если это не вступает в противоречие с ясно выраженными в ней истинами. С учетом этих двух обстоятельств вопрос согласования между собой данных Библии и науки можно считать разрешимым.

Все существовавшие или существующие натяжки между двумя видами этих свидетельств объясняются ограниченностью нашего человеческого понимания. Например, некоторые христиане верили в то, что Земля находится в центре Вселенной, однако это оказалось не так. Подобная версия была ошибкой не Библии, хотя она и неправомочно использовалась для этого, а особой ее интерпретации, сделанной некоторыми богословами. И напротив, ученые долго сомневались во многих исторических данных Библии, однако дальнейшие открытия в области археологии и палеонтологии оправдали ее. В данном случае в просчете оказались ученые, идеализировавшие свои знания. Итак, Автор Библии должен быть Творцом этого мира. Ничто не мешает такому заключению.

От Творца природы к Творцу Библии

Итак, подлинная вера движется от рассматривания творений (Римл. 1:19) к изучению Богооткровенного Писания. При соприкосновении с Библией она постепенно зреет и становится христианской верой, поскольку уже не просто приближается к истине, но обретает ее и использует с благом для себя. Ее знание не приближенно, а точно, не предположительно, а достоверно.

Разумеется, для этого ей предстоит еще сделать выбор среди других Писаний, из которых нужно исключить не претендующие на Богооткровенность. И здесь также есть польза от посильного участия разума. Он начинает проверять Писания на истинность по части соответствия достоверным внешним данным, а также отсутствия внутренних противоречий. Здесь нас ждут очередные открытия: историчность Библии оставляет другие претендующие на Богооткровенность религиозные книги далеко позади. Ее конкуренты не в силах справиться даже с претензиями науки, не говоря уже о внутренних проблемах. Например, если в древневавилонском эпосе «Сказание о Гильгамеше» ковчег для спасения первых людей был изготовлен в форме куба, то пропорции Ноева ковчега обеспечивают максимально устойчивое поведение судна на воде. Такое судно также наиболее пригодно для перевозки очень большого количества груза.

Даже чудеса Библии мало походят на сказочные превращения и другого рода мифические небылицы Древнего мира. Сравнивая другие памятники литературы с Библией, мы приходим к выводу, что в ней намного больше смысла, чем в неправдоподобных сказаниях других народов древности. Библия содержит в себе важные моральные и мировоззренческие принципы. Когда другие древние народы тяжело выбирались из первобытных законов «табу» и мести, Моисей создал законодательство высокого правового уровня. Учение же Иисуса Христа превосходит все моральные учения мира. Уникальна и Его жизнь, описанная в Библии: Его рождение, образ жизни, смерть и воскресение выделяют Христа из толпы наилучших людей.

Если в исламе Мухаммед ставится выше, чем Иисус Христос, то как это согласовать с тем, что Христос воскрес, а Мухаммед так и остался умершим. Лежат в гробницах и все другие основатели религиозных систем, что доказывает лишь голословность их обещаний, теряющих значение, если остается непреодолимым самое большое в мире зло — смерть. Воскресение же Христа показало, что Он может не только обещать, но и исполнить Свое обещание — дать людям «вечную жизнь».

В вопросе наличия внутренних противоречий Библия выдержала натиск самых суровых критиков. Они правят свои системы и оттачивают методологию, а она продолжает победное шествие по планете людей. Несмотря на все препятствия, Библия распространяется миллионными тиражами. Ее могут отрицать, оскорблять, бесчестить, но вести себя так, будто ее вообще нет, не может никто. В этом одно из ее чудес.

Конечно, Библия многожанровая и многокомпонентная книга, ее содержание развивается от начала к концу, однако все ее части взаимно дополняют друг друга. Она может что-то умалчивать в одном месте, акцентируя внимание на одной стороне вопроса, однако непременно освещает и другую его сторону в другом месте. Изученная посредством добросовестного сравнения, Библия раскрывает перед непредвзятым исследователем чудесную палитру согласующихся между собой истин. Разумеется, это относится лишь к тому, что в силах проверить разум, касательно же природы Бога ему просто сказать нечего. Здесь он должен удовлетворяться лишь тем, что ему доступно.

Разумеется, авторитетность Библии проявляется не столько в историчности ее свидетельств, сколько в нравоучительной силе ее содержания. Только она способна ответить на вопрос о смысле человеческого существования, о цели жизни, о подлинной реализации способностей человека и о путях преодоления его пороков.

Человек, подошедший к ней с желанием изучить содержание, вскоре обнаруживает, что сам находится под пристальным ее взглядом. В итоге, некогда бывший судья и критик становится подсудимым и критикуемым. В чем же дело? В том, что, претендуя на поиск Бога в материальном мире или изучение Писания, мы не знаем сами себя толком. Когда же Библия начинает рассказывать о нас самих, понимаем сверхъестественность происхождения этой книги. И постепенно наша ищущая вера переходит в веру приобретающую.

Конец долгих поисков

Действительно, легче прийти к Богу тропой простого детского доверия, чем той, которой мы только что прошли, хотя она и является путем библейских Гедеона и Фомы. Тем не менее для людей, настроенных не столько скептически, сколько осторожно, эта довольно окольная дорога является, пожалуй, единственно возможным путем к Богу. Если же кому-либо из людей заранее не выгодно, чтобы Бог существовал, он есть не кто иной, как предубежденный скептик. Такому «хоть кол на голове теши». Честный скептик — это человек, не питающий иллюзий по отношению к своим познавательским возможностям. Если физическая природа (без учета человеческого хозяйствования на ней) устроена довольно совершенно, то отношения человеческих существ друг с другом далеки от этой гармонии. Разве не интересно узнать: почему? Почему в столь совершенном мире столько зла? Не сам ли человек причина этому?

Прежде чем говорить о познании Бога, нам нужно начать познавать себя. Когда же под влиянием изучения Библии мы приходим к пониманию того, что кое-что в нашей воле нужно отвергнуть навсегда и бесповоротно, нас посещает чувство покаяния и связанное с ним духовное возрождение. То, что представляет собой данное переживание, описать трудно. Это нужно лишь пережить. Может быть, отдаленно об этом поведает следующее сравнение.

В неисправном состоянии самолет может вести себя, как автомобиль, передвигаясь по земле. В исправном же виде он показывает свои преимущества и отличия от него. Так, старое состояние нашей души напоминает этот самолет во время ремонта — передвигающийся по земле самостоятельно или на буксире. Когда же он поднимается ввысь — это то прекрасное, что Вы, уважаемый Читатель, можете испытать, доверившись Богу стопроцентно и безвозвратно.

Попробуйте это сделать сегодня, подобно многим миллиардам христиан всех стран и времен. Я уверен, что вы желаете «летать», но, не зная того, что Ваше основное назначение, как и у самолета, — полет, продолжаете прозябать на земле. Давайте же стряхнем с себя рутину животного существования и ощутим подлинную близость с Богом, достижимую при помощи полноценной веры — веры в Того, Кого мы в действительности и по-настоящему искали всегда.

Геннадий Гололоб

Категории
Жизнь и вера

Христианские журналы и книги в электронном и бумажном виде вы можете найти в нашем интернет-магазине KRINICA.BY

ПОХОЖИЕ

  • Славянские церкви в Австралии

    После шестнадцатичасового перелета из Москвы, через Стамбул и Бангкок, перед моими глазами открылась панорама вечернего Гонконга: залив, горы, высотные здания. Все убрано и сверкает огнями....
  • У истоков белорусского баптизма

    Описывая начало распространения баптизма в Беларуси, историки обычно ограничиваются XIX веком, рассказывая о первой общине в селе Уть....
  • В земле отверженных

    Группа в количестве 4-х человек за несколько дней проехала примерно 2500 км, достигнув, наконец, земли отверженных. Перед путниками представились удивительные картины нашего родного Казахстана. Это и горы, и степи,...
  • Разбитое серце

    Все мы приемные дети

    День был ясный. Маленькая девочка лет 6-ти бегала с детьми на улице. Но вот между ребятами возникла ссора, и они стали дразнить друг друга, называть обидными словами. Кто-то из...