От депрессии к Богу

Всего лишь полгода прошло со дня нашей свадьбы с Яковом, как случилось несчастье. Тогда мы жили в п. Новопаловка в Киргизии. Он работал водителем автобуса, и как-то по дороге...
Росток пробивается из асфальта

Всего лишь полгода прошло со дня нашей свадьбы с Яковом, как случилось несчастье. Тогда мы жили в п. Новопаловка в Киргизии. Он работал водителем автобуса, и как-то по дороге домой его перехватили дружки. Будучи компанейским человеком, Яков не мог им отказать, а у них была одна проблема: как бы купить еще немного спиртного. Но для этого надо было ехать в город. Муж заехал домой и забрал меня. Я сидела впереди. Был вечер. В темноте мы заметили, что дорогу переходит пьяный человек. Когда проезжали мимо, его качнуло, и он, сделав несколько шагов назад, ударился об автобус. Увидев, что пешеход лежит на проезжей части дороги недвижимо, вызвали ГАИ, остановили машину и увезли этого человека в больницу. Тогда впервые в жизни я сидела в автобусе и, скрестив руки, повторяла только одну фразу: «Помоги, Боже! Помоги, Боже!» Просила только об одном: чтобы этот человек не умер и моего мужа не посадили. В то время мой отец не был еще христианином, но мама была верующей и постоянно посещала собрания евангельских христиан-баптистов. Но так случилось, что, когда мы были детьми, из-за антирелигиозной пропаганды советского правительства и борьбы против религии нас в церковь не пускали. Представители власти и учителя постоянно проверяли, нет ли в собрании баптистов детей. А когда мы стали подростками, богослужения меня уже не интересовали. К тому же, верующие почему-то считались тогда врагами народа. Вообще, жизнь у моих родителей была сложной и трудной. У меня было еще три брата и пять сестер. Семья жила бедно. По национальности мы были немцами и переехали в Киргизию из Казахстана, куда моих родителей в начале Второй мировой войны переселили из Краснодарского края.

И вот в мою жизнь постучалось новое испытание. Я боялась остаться одна и мысленно просила Бога, чтобы моего мужа не посадили. В то же самое время внутренне обещала Богу, что, если Он услышит мою молитву, стану верующей. Этот человек выжил, и Якова даже не судили, так как потерпевший подписал бумагу, что водитель не виноват. Не помню, благодарила ли я за это Бога, но о своем желании стать верующим человеком забыла.

Прошло два года. Мы с мужем и годовалым сыном были уже в Германии. И вот в 1981 году я попала в роддом, где родила дочь. Через две недели после ее рождения, находясь уже дома, как-то вечером поняла, что при всем своем желании не могу подняться с кровати, и в это время заплакала дочь. Со мной случился какой-то приступ: мне не хватало воздуха и я не могла двигаться. Пришли мысли, что умираю. Когда посмотрела на детей, находящихся рядом, меня охватила большая жалость к ним. Тогда я внутренне начала взывать и кричать к Богу, чтобы Он не дал мне умереть и помог воспитать детей, так как они еще совсем маленькие. Муж вызвал дежурного врача, который приехал, сделал укол и сказал, что мне станет легче, но облегчение не пришло. На второй день Яков отвез меня в больницу, и врач, хотя видел, что я действительно больна, поставить точный диагноз не смог.

Так начались мои мытарства по больницам. Через некоторое время другой врач определил, что я больна астмой. Болезнь не оставляла меня шесть лет, и я постоянно жила на медикаментах.

Все это сказалось на моем психологическом состоянии. Я даже не знаю, как и когда это началось, но вдруг в один из вечеров почувствовала большое внутреннее мучение. Когда все легли спать, я металась по дому. Мной овладел какой-то страх. И так повторялось снова и снова — каждый вечер. Внутренние муки достигали своего апогея где-то к четырем часам утра, когда я, полностью истощенная, падала в кровать и засыпала. Иногда металась в бреду, доходя до изнеможения, и вдруг обнаруживала, что стою у открытого окна в туалете (а мы жили тогда на втором этаже) и какой-то голос твердил мне: «Бросайся вниз! Зачем тебе такая жизнь?» В ответ я внутренне вопияла: «Нет! Нет!» В другой раз вдруг обнаруживала себя на кухне, с ножом в руках, и какой-то голос говорил: «Заканчивай свою жизнь! Зачем тебе так мучиться?» В ответ снова отчаянно кричала: «Нет! Нет!» Такое кошмарное состояние сопровождало меня примерно полгода.

Вначале Яков ничего не знал о моих переживаниях. Даже не знаю почему, я ему об этом не говорила. Это оставалось тайной для него до тех пор, пока он глубокой ночью не проснулся и не обнаружил меня, метающейся по коридору. И тогда я расплакалась и сказала, что меня уже давно мучают какие-то кошмары. Он сильно расстроился и пытался успокоить меня. Вечерами старался отвлечь от тяжелых мыслей, и мы часто совершали прогулки, визиты к друзьям. Там я старалась выглядеть как все, старалась скрыть свои внутренние страдания и муки. Но, когда возвращалась домой, все начиналось снова. Мужу я открыла только часть своей проблемы, но никогда не рассказывала о том, что у меня были позывные покончить жизнь самоубийством.

Теперь я понимаю, что наши родители постоянно молились о нас и, может быть, это удержало меня от трагического конца. Следует сказать, что отец Якова, который был верующим человеком, все время приглашал нас в церковь. Но мы постоянно находили отговорки, одной из которых было то, что проповеди звучали на немецком языке, который мы еще плохо изучили.

Однажды днем я слушала радио. Разговор шел о депрессии. Меня это сильно заинтересовало, так как многие вещи, о которых шла речь в передаче, были присущи и мне. Люди говорили, что в этом случае медикаменты не помогают, просто человек становится зависимым от них. Я вспомнила свой визит к врачу, который сказал то же самое и посоветовал просто взять себя в руки. Вдруг на передачу позвонил один мужчина и сказал, что он освободился от этой болезни через веру в Бога и молитву к Нему. Этот звонок был спасительным толчком для меня. Бросив все дела на кухне, пошла в спальню, стала на колени и, рыдая, просила Бога, чтобы Он помог мне и избавил от этой болезни. И во время молитвы почувствовала облегчение. В последующие дни, когда ко мне приходило состояние внутреннего отчаяния и мук, я начинала молиться. И даже тогда, когда мы были у кого-то в гостях, я мысленно обращалась к Богу — и депрессия отступала.

Время шло, и хотя внутри меня происходили определенные изменения, но внешне все оставалось на своих местах. У нас был мирской круг друзей, общения с которыми часто сопровождались распитием спиртных напитков, неприличными анекдотами и историями; и внутренне я начала противиться этому. Наши дети подрастали, и мне не хотелось, чтобы они были вовлечены в эту грешную, мирскую жизнь.

И вот очередной раз в марте 1986 года отец Якова пригласил нас на евангелизационное собрание. Проповедовал Вильгем Пальс. Впервые для меня все излагалось доступно и понятно. Я осознала, что мне надо покаяться, но сидела в средине зала, а оттуда было трудно выбраться. Моя душа рвалась вперед, а внутри меня знакомый мне голос начал говорить: «Как ты выйдешь вперед? Ведь все люди будут на тебя смотреть, и ты не успеешь дойти до сцены, как все разойдутся». К сожалению, этот голос победил.

Но слава Богу, что собрания проходили всю неделю, и мы с мужем не пропустили ни одного из них. Каждый день я все больше и больше понимала свою греховность и то, что за мои грехи пошел на крест Господь Иисус Христос. И только в последний день евангелизации твердо решила склониться перед Богом. Проповедник пригласил желающих покаяться после окончания собрания зайти в определенное помещение. Сказав Якову, что он может ехать домой, а я пойду каяться, в ответ услышала, что он тоже пойдет вместе со мной. Таким образом, через несколько мгновений мы стояли на коленях и просили у Бога прощения за свои грехи. Радости моей не было предела! Я готова была обнять весь мир. Это было действительно то, о чем написано в послании к Римлянам: любовь Божья излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам.

Когда возвратились домой, было уже около 12 часов ночи. Несмотря на поздний час, позвонила отцу Якова и сказала, что мы покаялись.

Теперь уже не помню, как депрессия пришла ко мне, и со дня покаяния не помню, как она оставила меня. К моей радости, я была исцелена и от астмы.

После обращения к Богу у нас родилось еще двое детей. С тех пор прошло уже 20 лет. Наши дети выросли. Я очень рада, что все они покаялись и следуют по дороге жизни вечной. Глубоко в душе сознаю, что не достойна всех милостей и благ, которые Бог дал мне и моей семье. И хотелось бы сказать, чтобы все люди шли к Богу. Жизнь под властью сатаны только кажется красивой, хотя он и обещает много, но она мучительна и трудна. А жизнь с Богом, хотя и кажется трудной, но она прекрасна и радостна.

Елизавета Петерс

Категории
Мое обращение

Христианские журналы и книги в электронном и бумажном виде вы можете найти в нашем интернет-магазине KRINICA.BY

ПОХОЖИЕ

  • Бог дал силу противостоять греху

    Родилась я в обычной семье, где было не без темных пятен в отношениях между родителями. Папа очень пил, мама все несла на своих плечах. В церковь мои родители ходили...
  • Простил убийцу матери

    Моё детство и юность прошли в годы хрущёвских лозунгов «Вперёд к коммунизму!», «Слава КПСС!», «Даёшь пятилетку за 3 года!». По вечерам молодёжь с гитарами, подражая Магомаеву, распевала популярные шлягеры,...
  • Обычный христианин из Англии

    Питер с самого детства мечтал попасть в СССР и собственными глазами увидеть, что там происходит. Его мечта осуществилась! Но самая главная его мечта, несмотря на то, что он обычный...
  • Драгоценная жемчужина

    Благодарю Господа и Спасителя моего, что меня, не искавшую Его в течение 55 лет, Он нашел по молитвам моей мамы и моих детей....