Между жизнью и смертью

Это было в г. Мариуполе, на Украине, в конце августа 1998 г. Мы с мужем пришли в одну из церквей города. Во время служения сестра по имени Анна вышла вперед и сказала: «Бог побуждает меня рассказать об одном случае, который произошел на днях в нашем городе. Я хочу, чтоб мы об этом помолились». И она стала говорить о том, что одна женщина родила дома ребенка и выбросила его в туалет. Девочка всю ночь проплавала в туалете (во дворе) и осталась жива, а мама через 3 часа после преступления умерла. После этого потрясающего сообщения сестра Анна сказала: «Я чувствую, что Бог не напрасно дал жизнь этому ребенку». И все стали молиться. А в моем сердце в этот момент загорелась любовь к этой девочке и желание взять ее себе. После молитвы я сказала Сергею (моему мужу): «Давай возьмем эту девочку». Он ответил: «Давай».

После служения мы подошли к Анне, чтобы узнать подробнее о ребенке, и сказали, что хотим удочерить девочку, а Анна призналась, что молится о том, чтоб Бог дал ей верующих родителей. Мы оставили сестре свой адрес, и через несколько дней она прислала нам открыточку с информацией о девочке: она находится в реанимации горбольницы с двухсторонним воспалением легких… И мы поехали ее искать. В больнице нам сказали: «Здесь много брошенных детей, мы не знаем, из какого туалета вам нужен ребенок, скажите нам фамилию». И тогда мы поехали к Анне, узнали адрес, нашли двор, где это происходило. Картина не очень привлекательная: полуразрушенный барак, во дворе — кучи мусора, а в самом дальнем углу двора — тот исторический туалет, который стал колыбелью новорожденного ребенка. У соседа узнали фамилию матери. При нас пришел из школы старший брат девочки, 12-летний Саша. Узнав некоторую информацию, мы поехали по больницам разыскивать ребенка. Нашли, поговорили с врачом, сказали, что хотим удочерить девочку. Нам ее показали. Ей было тогда 10 дней от рождения. В тот же день мы начали оформлять документы для опеки. Хотели вместе с ней ехать на Кавказ для миссионерской работы. Но через месяц ребенку стало плохо, очень плохо. Больше месяца врачи боролись за ее жизнь. Трижды она умирала. Нам сказали: «Ребенок не подлежит удочерению, не ходите и не звоните; у нас есть здоровые дети, берите здоровых». Но мы хотели только ее и, собрав все документы, в опекунском совете заявили: »Никому не отдавайте ребенка, мы приедем с Кавказа через полгода и заберем ее».

Так и получилось. В марте 1999 г. мы приехали в Мариуполь, сразу пошли в больницу, нашли Анюту (имя ей дали сотрудники больницы). Легкая, как пушинка, в семимесячном возрасте вес — 4,700 кг, но глаза умные. Семь месяцев без движения, без воздуха, на таблетках, но из всех детей в палате — самая шустрая. Мы молились о ней все это время. Заведующая сказала: «Зачем вам такой больной ребенок?» Она стала перечислять диагнозы: дисбактериоз, муковисцидоз, целиакия… Мы в этом ничего не понимали и ответили: »Мы — верующие, и верим, что Бог ее исцелит». Тогда разговор пошел по-другому.

В общем, за две недели, с Божьей помощью, мы все оформили, получили разрешение исполкома, и 24 марта 1999 г. Аня стала нашей. Стала маленькой миссионеркой. Забрали мы ее с большим списком необходимых лекарств и диеты. Росла она без молока, на рисе и таблетках. Но через две недели мы отменили ей все таблетки. Постепенно она окрепла, с Божьей помощью. В больнице нам говорили, что таблетки ей нужны будут всю жизнь, но, слава Богу, уже четыре года она живет без таблеток и диеты.

На Кавказе мы жили 2,5 года, часто приезжали в Мариуполь. Когда Ане было 1,5 года, узнали о трагической гибели ее брата Саши. Он попал под поезд в 13 лет. Осталась одна бабушка. Мы познакомились с Аниной бабушкой, посещали ее не раз. От нее узнали подробности Аниной истории. Мама нашей девочки была преступницей, скрывалась от милиции. Ожидая ребенка, она рассчитывала попасть под амнистию, если посадят. Родила дома, в помойное ведро, и вынесла в туалет. Потом с подругой носили ведрами воду, лили в туалет, чтоб утопить ребенка. Но предназначенная для смерти осталась жить (больше 12 часов девочка проплавала в туалете, кричала всю ночь), а убийца истекла кровью и умерла. Утром вызвали милицию. Обследование трупа показало, что смерть наступила после родов. А где ребенок? По кровавой дорожке пришли в туалет. Тяпкой пытались достать ребенка, но сосед сказал: »Вы что? Она же живая!» Сорвал полы, прыгнул в яму и достал девочку. Потом ее отправили в реанимацию.

Позже мы узнали Анину родословную: ее прадедушка был еврей, прабабушка — гречанка, бабушка — русская, отец — грузин. В наше время столько детей убивают до рождения, во время и после рождения… Но Анюте Бог дал жизнь, и подарил эту девочку нам. Слава Богу!

Мы с самого начала хотели, чтоб Бог прославлялся через жизнь Ани. В настоящее время она здоровая, умная, красивая, очень подвижная девочка, смелая и общительная. Но наша задача и молитва к Богу — вырастить ее христианкой, для Его славы.

Ольга и Сергей Шафран