Иов и его страдания

Книга Иова для многих верующих нашего времени трудна для понимания поднятых в ней проблем. А между тем главная тема этой книги — страдания праведных на земле, тема очень актуальная в наши многотрудные дни. При помощи Божией посмотрим на эту тему через личность великого страдальца Иова и его интересную книгу.

События книги происходят в период, когда сыны Израилевы находились в египетском рабстве, а у потомков Исава в Едоме уже царствовали цари, о чём читаем в 36 главе книги Бытие.

По мнению многих богословов, книга Иова была написана рань­ше других книг Библии. Это видно из того, что автор её нигде не упоминает о Законе Моисеевом, о десяти заповедях и других поста­новлениях, данных израильскому народу. Зато книга раскрывает взгляды людей того времени на Бога, на праведных и неправедных людей и их понимание вопроса человеческих страданий.

И до Закона, до Евангелия были на земле люди, которые знали Бога, знали Его волю и умели ходить пред Богом непорочно. Они переносили те же искушения и испытания, которые переносим и мы сегодня, и умели же преодолевать их верою в Господа Бога и Его истину.

Иов — реальная историческая личность, и события, описанные в книге Иова, тоже реальные и исторические. Это подтверждается свидетельствами Ветхого и Нового Заветов. Пророк Иезекииль (14:14) по откровению от Бога ставит Иова в число трёх вели­чайших праведников всей земли. Эти трое (Ной, Даниил и Иов) — известные исторические и библейские личности. Апостол Иаков (5:11) в своём послании обращается к верующим своего времени и говорит: “Вы слышали о терпении Иова и видели конец оного от Господа…” Этим он утверждает, что верующие того времени знали Иова как историческую личность.

По свидетельству 70 переводчиков Библии с еврейского на греческий язык, первоначальное имя Иова было Иовав, что значит “восклицание, вопль”. Он был вторым царём Едома (Быт.36:33), сыном Зари (Зераха), происходил из рода Авраама, Исаака, Исава, Рагуила и Зари, т.е. был пятым поколением от Авраама, правнуком Исава. Впоследствии, когда его постигли страдания, его стали называть Иов, что значит “угнетённый, враждебно преследуемый”. Это имя Иова закрепилось за ним навсегда.

Жил Иов в земле Уц, на границе Идумеи и Аравии, в местности, славившейся своими мудрецами (Иер.49:7), и был “знаменитее всех сынов Востока”, т.е. арабов (Иер.25:20; Плач.4:21).  Два друга Иова — Елифаз и Вилдад — тоже происходили от Авраама: Елифаз был сыном внука Исава Фемана (Быт.36:10-13); Вилдад — сын Савхея (Шуаха), сына Авраама от Хеттуры (Быт.25:2).

Как видим, Иов происходил от знаменитого мужа веры Авраама, которому Бог заповедал: “Ходи предо Мною и будь непорочен” (Быт.17:1). От него Иов и унаследовал непорочность, справедли­вость, богобоязненность и удаление от зла (Иов.1:1). Но вместе с тем он был и правнуком Исава, человека, по словам апостола Павла в Евр.12:16, блудника и нечестивца, за одну снедь отказавшегося от своего первородства.

Напоминаю ещё раз: Иов происходил из рода Авраама и Исаака через Исава, Рагуила и Зару. Автор книги Иова точно указывает происхождение и местожительство Иова с тем, чтобы кто-нибудь не подумал (ввиду его чрезмерной духовной высоты и доблести его подвигов), что он — человек исключительный и далеко превосходя­щий обычный порядок нашей жизни, что речь не идёт о необыкновен­ной сверхчеловеческой природе. Напротив, автор хочет показать, что Иов, будучи человеком как и все мы, возвысился в своей жизни над человеческим уровнем и, хотя имел общую со всеми людьми при­роду, поднял свою душу выше этого мира.

Посмотрите, в какой местности родился и жил Иов — стране Едом, стране скверного и порочного Исава. В каком же рассаднике злобы процветал такой плод праведности и истины! Его породила не только страна Исава, но и сам корень — корень Исава. Исав был блудник по своей невоздержанности и ненасытимости иметь многих жён. Иов же соблюдение нравственности ставил законом своей жизни и настолько успевал в этом, что чужая красота никак не обольщала его. Он удалялся блуда и прелюбодеяния настолько, что незамужние девушки-красавицы не производили на него никакого впечатления. Он сам говорит о себе: “Завет положил я с глазами моими, чтобы не помышлять мне о девице” (31:1).

Смотрите, до какой степени он строг во всём, что касается благочестия: он приучает свой глаз подчиняться требованию благо­честия и все свои члены воспитывает в исполнении правды. Так, происходя от блудника Исава, он просиял величайшим благочестием, как и Авраам. Исав был почти братоубийцей, т.к. замышлял убить своего брата Иакова (Быт. 27:41-42), и это вменяется ему в вину. Значит, корень — братоубийца, а цвет этого корня (Иов) увенчива­ется доблестью правды. Тот восставал против брата и считал его чужим для себя, а этот и чужих считал братьями, как он сам гово­рит о себе в 29:12-16.

Исав в своём сердце строил ковы против своего брата, а Иов заботился о своих детях, чтобы они не восприняли своей душой греховного яда и приносил за них жертвы, освящая их жизнь (1:5).

Исав враждовал против своего брата Иакова, Иов же несогла­сие своих предков в своих детях разрешал взаимным угощением, заставляя их ежедневно вместе обедать, чтобы постоянное общение за трапезой разрешало дух отчуждения и враждебности. Посещая друг друга, дети Иова с юности воспитывали в себе согласие и единодушие, упражняясь в мире и любви друг с другом. Они всегда вместе ели и пили, а это сплочает, а не разъединяет людей.

Вместе с сыновьями на ежедневных трапезах присутствовали и его дочери. Этим автор книги подчёркивает, что за обедами не было никаких непристойностей, невоздержанности и пустого смехотворства. Всё проходило чисто и благопристойно. Эти совместные обеды не осквернялись ни пьянством, ни баловством, но украшались согласием и братолюбием.

Как всё это подтверждает характер Иова: его непорочность, справедливость и богобоязненность. Иоанн Златоуст так характери­зует его: “Человек этот был в стране Едома, как голубь среди ястребов, овца среди волков, звезда среди облаков, лилия среди терний, росток правды на ниве лжи и обмана, и был человек этот непорочен!”

Если язычники когда-то утверждали, что человек — это живот­ное разумное и смертное, то Писание говорит, что человек — это тот, кто “непорочен, справедлив, истинен и удаляющийся от зла”. А кто такими свойствами не обладает, то человек ли он? Иов же был непорочен. Автор книги хочет сказать, что Иов был свободен не только от обвинений, но и от упрёков. Одно дело — обвинение, совсем другое дело — упрёк. Обвинение касается тягчайших грехов, упрёк же высказывается по поводу лёгких ошибок. Иова никто не мог обвинить не только в каком-нибудь тяжком грехе, но даже ни в чём маловажном он не заслужил упрёка.

Иов был непорочен, т.е. безупречен и праведен. Нельзя быть праведным, не будучи безупречным. Он был истинен. Что это означа­ет? Не такой, у кого слова расходятся с делом; не такой, кто выставляет на вид своё целомудрие, а сам предаётся невоздержанию. Не такой, что стоит по внешности за правоту, а в сердце своём предан неправде. Этот человек истинен и благочестив. Только ког­да имеется безупречность, праведность и истинность, тогда и воз­можно истинное благочестие. Так и в Псалме 96:10 записано: “Любящие Господа, ненавидьте зло”, потому что невозможно одновременно быть благочестивым и предаваться злу.

Интересно, что автор книги Иова подробно перечисляет богатство Иова. И это не с тем, чтобы показать, насколько был богат этот праведник, а с тем, чтобы мы, читающие, увидели его отношение к лишению этого богатства; увидели не рыдающим, не се­тующим и не укоряющим Создателя, а доверяющимся Богу в твёрдости духа, увидели великое терпение этого праведника, который всегда имел перед глазами страх Божий.

Диавол, увидев, что Иов умножает своё временное богатство и при его помощи собирает себе вечные сокровища, что вместе с возрастанием богатства возрастает и его праведность, решил, что с уничтожением его богатства уничтожится вместе и его добродетель. Он старался поэтому погубить всё его имущество, чтобы затем уничтожить и его плоды.

Важно отметить и то, как Иов распоряжался своим богатством: не по примеру современных супербогачей, которые не знают, куда его девать, и сами страдают завистью, жадностью и гордостью (их богатство будет им в погибель, как написал об этом Иаков в 5:1-6), но по примеру богатого и благого Бога. Иов говорит о своём богат­стве: “Странник не ночевал на улице; двери мои я отворял прохо­жему” (31:32); “Благословение погибавшего приходило на меня, и сердцу вдовы доставлял я радость” (29:13); “Если я видел кого погибающим без одежды и бедного без покрова, не благословляли ли меня чресла его и не был ли он согрет шерстью овец моих?” (31:19-20).

Подражайте же великой любви Иова к бедным, подражайте его терпению, научитесь у него мужеству против врага, воодушевитесь его сочувствием к несчастным!

Иоанн Златоуст называет Иова венценосцем всей Вселенной, потому что за борьбой и страданиями его наблюдало в качестве зрителей великое множество ангелов, а теперь наблюдает всё читающее Библию человечество. Его подвиг превышает всякую человеческую мудрость, и для его побед не найдётся достаточно венков. Сам Бог через Своё Слово свидетельствует (когда погибло богатство Иова и он не обесславил Бога), что “во всём этом не согрешил Иов и не про­изнёс ничего неразумного о Боге” (1:22).

Диавол употребил много усилий, чтобы сокрушить этот сосуд и уничтожить излучаемое им миро благочестия, но потерпел фиаско.

Земля Уц, в которой родился Иов, находилась на границе с Аравией и отличалась тёмными и испорченными нравами её жителей. Все они были беззаконники, враждовали с Богом, были непомерно горды и, подобно своему отцу Исаву, предавались греху. Но и такое море нечестия не смогло погасить светильника благочестия в лице Иова. Такая злая страна не смогла затмить красоту его непороч­ности. Тем больше оснований имел диавол напасть на такого пра­ведника. Он видел, что Иов обогащался больше милостыней, чем деньгами. Вот что он сам говорит о себе: “Я был глазами слепому и ногами хромому” (29:15). И ещё: “Не плакал ли я о том, кто был в горе? Не скорбела ли душа моя о бедных?” (30:25). Он преизобиловал добром не только на словах, но и на деле. Всю сокровищницу добрых дел он обращал на нуждающихся, на погибавших, на вдов (29:13) и бедняков (31:20). Одним словом, всеми средствами он обогащал свою сокровищницу — и словами, и делами, и милостыней, и заступничеством за бедных.

Всё это знал диавол. Но что же он делает?

Прежде всего, он расхищает его имущество: сначала большое стадо волов и ослиц, затем многочисленное стадо верблюдов и овец. Лишил всего. Наконец, лишает его и детей. Сначала он взял его имущество, а потом — детей. Взял всё, что считалось наследством, а после этого истребил и самих наследников, чтобы полностью поразить его через детей. Начал с истребления имения, расхищая наследство ещё при жизни наследников, чтобы среди сыновей и дочерей праведник острее почувствовал печаль от утраты своего имущества. Соображал лукавый, что, утратив детей, он не придал бы уже никакой важности утрате имущества.

Но Иов не поколебался и не заплакал, не был сломлен ни ги­белью имущества, ни утратой детей и своего благочестия не поте­рял.

Обратим внимание на череду испытаний, кратко изложенных в 1-й главе: сначала приходит первый вестник и сообщает Иову: <<Волы орали и ослицы паслись подле них, как напали савеяне и взяли их… Ещё он говорил, как приходит другой и сказывает: «Огонь Божий упал с неба и опалил овец и отроков, и пожрал их…»>> (ст. 15-16).

Враг сначала делает нападение через людей, а потом сверхъ­естественным способом. Когда он увидел, что праведник после первого удара благородно устоял и совершенно не поколебался от этого искушения, был поражаем, но не ранен, он, т.е. сатана, ухищряется сделать нечто иное: бросает огонь сверху, чтобы Иову казалось, будто огонь на него ниспослан с неба и Сам Бог воюет против него, чтобы Иов ожесточился и похулил Бога. Но Иов не дрогнул, не пал духом, устоял в вере и верности Богу.

Тогда “халдеи… бросились на верблюдов и взяли их, а отро­ков поразили острием меча…” (ст. 17). При всех этих известиях Иов оставался несокрушим, как столп, непоколебим, как башня. Непобедимый, устойчивый и твёрдый воин, он казался скорее низла­гающим, чем низлагаемым. А враг не давал ему ни минуты передышки, чтобы благочестие этого подвижника не укрепилось ещё более. Послал на него уже все стрелы, но так и не победил этого борца. Колчан врага уже опустел, а злоба его всё ещё не была утолена. “Да постыдятся беззаконствующие втуне (напрасно)» (Пс. 24:3). Диавол остался постыжён и посрамлён после того, как сделал много нападений, он во всём потерпел полное фиаско. Истребил все стада, всех сыновей и дочерей и все дома Иова, наконец, поразил его тело лютой проказой, всё истощил, но благочестия его так и не уничтожил. “Стену подкопал, а сокровище не украл, — пишет Зла­тоуст. — Сколько орудий привёл в движение мучитель Вселенной, поражая огнём и мечом, могилой и пленом, кровью и смертью. Всё бросил на него, но борца сделал более мужественным”.

Диавол надеялся сразить Иова, поразив всех его детей, о которых Иов имел особое попечение. Он помнил, как Каин по завис­ти убил своего брата Авеля. Они были родные братья, были одни во Вселенной и не имели никакого повода к вражде, потому что вся земля была отдана им во владение. И при всём этом Каин позавидо­вал чести Авеля и, восстав, убил его.

В своём попечении о детях праведный Иов каждый день приносил жертву за грехи неведения, вставая утром и говоря: “Может быть, сыновья мои согрешили и похулили Бога в сердце своём” (ст. 5). А в ограждении от того, что могло произойти между ними в их взаимоотношениях, он каждый день устраивал для них совместные трапезы-обеды, полагая в своём сердце, что если они имеют друг против друга какое-нибудь недовольство, то трапеза и общий стол восстановят их дружбу и изгонят зарождающуюся неприязнь или вражду. Он считал, что постоянная совместная трапеза будет вер­нейшим средством для рассеяния всевозможных неприятностей, воз­никающих между ними.

Диавол же, этот ненавистник людей, ухитрился обратить в пагубу для невинных детей их трапезу. В одно мгновение дом, где находились дети Иова, сделался для них могилой. Конечно, это очень сильный удар для родительского сердца. Какой отец или какая мать не придут в трепет и ужас от такого неожиданного потрясения? И что они должны подумать при этом? Скорее всего, что Бог поразил их детей.

Но Иов мужественно воспринял свалившийся на него поток несчастий, сказав: “Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял, да будет имя Господне благословенно!” (ст. 21).

Книга Иова передаёт нам всю эту трагедию очень кратко, и нет сомнения, что эти несчастья потрясли и Иова. Но главное в том, что он не надломился, не огорчился и не озлобился на Бога. Он принял всё с достойным подражания мужеством, с глубокой верой, что Бог имеет право распоряжаться нами по Своему усмотрению, что Бог премудр и знает, что делает, и не бросит на произвол  навсег­да любящих Его.

Непорочный и праведный муж не дрогнул под этим тяжёлым ударом судьбы и явил полноту верности своему Господу.

Иов был лишён всего. Ему была оставлена только жизнь. Остав­лена не потому, что диавол пощадил её, но потому, что сохранил её для себя в качестве своего орудия. Он помнил, что именно с помощью жены он одолел первого человека. И теперь сохраняет жену, чтобы тем же самым орудием воспользоваться в своих коварных целях против Иова. И не безуспешно: жена Иова, подобно Еве, легко под­далась его обольщению. Зато муж здесь оказался иной. Там враг встретил Адама, здесь он Адама не встретил. Там встретил Адама и Еву. Здесь Еву нашёл, а Адама не нашёл.

Жена говорит Иову: “Ты всё ещё твёрд в непорочности твоей! Похули Бога и умри” (2:9). По диавольскому внушению она видит выход в отказе от веры в Бога и в самоубийстве. Это диавол вложил в её уста такой убийственный совет. Она, как видно, и раньше не разделяла с мужем его непорочности, праведности и богобоязнен­ности, а теперь и вовсе совет её дышит адской пагубой. И потому Иов в великой горечи отвечает ей: “Ты говоришь, как одна из безум­ных, неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?” (2:10).

Иов ясно видел в словах жены голос древнего змия. Только диавол мог вложить в её уста такие страшные слова.

Зато в словах Иова — величие его духа!

 

Владимир Канатуш