Только бы Господа не разочаровать!

Крынiца Жыцця: Марк Васильевич, расскажите немного о городе, в котором Вы живете, и о Вашем детстве здесь. Какие воспоминания из прошлого особенно дороги Вам, а что неприятно вспоминать?

Marksever

Марк Северинчик: Белоозерск построился рядом с Березовской ГРЭС, и в этом году ему исполняется 50 лет. В числе приехавших строителей были и мои родители. Здесь я родился, здесь прошли «мои семнадцать лет», как в песне у В. Высоцкого. Только песня эта заканчивается словами: «где меня сегодня нет»; а я вернулся сюда, хотя тогда действительно хотел уехать из этого городка в «большую жизнь». «Школьные годы чудесные» вспоминаю с неохотой: учился хорошо, но многие учителя относились ко мне, как к объекту перевоспитания, и по-разному пытались развенчать в моих глазах веру родителей. Это сейчас я с ними побеседовал бы, а тогда просто не знал, что отвечать.

КЖ: Вы росли в семье глубоко верующих родителей. Был ли в Вашей жизни кризис, когда Вам не хотелось такой жизни, как у них, а хотелось жить так, как живут все в мире, идти широким путем?

МС: Насколько я хорошо помню, мои мысли о будущем были связаны с верой в Бога и верующими людьми; во всяком случае, семейная жизнь родителей, их отношение к работе, природе и окружающим были красноречивым свидетельством для меня. Я никогда не сомневался в существовании Бога и посещал церковь. Но в 15-16 лет это стало похоже на двойную игру: в воскресенье я сидел в церкви, а уже в понедельник жил, как и все мои друзья во дворе, скрывая от родителей поступки, о которых сейчас стыдно вспоминать. Такая раздвоенность внутренне меня мучила. Я всегда любил читать, именно тогда через Библию и хорошие христианские книги Бог трудился надо мной. В 17 лет я родился для Господа.

КЖ: Когда впервые у Вас появилось желание проповедовать Слово Божье?

МС: Сразу же после покаяния, в 17 лет, на одном из домашних богослужений. В городе не было Дома молитвы, верующие собирались по квартирам, в простой форме проходили богослужения, где участвовали все и я тоже.

КЖ: Будучи холостяком и планируя создать семью, брали ли Вы в расчет то, что должны жениться на такой христианке, которая, как говорится, вместе с Вами ради Господа готова и в огонь и в воду пойти?

МС: Может, я тогда и не имел это в виду, но очень благодарен Богу, что Он подарил мне именно такую жену, о которой Вы говорите. В Брест я приехал учиться, и наше знакомство состоялось в церкви на Вульке. Мы вместе с молодежью ездили в поездки, ходили на разборы Библии и однажды поняли, что любим друг друга.

КЖ: Служение папы в качестве пастора-миссионера как-то повлияло на Ваше решение быть миссионером?

МС: Однозначно. Отец с раннего детства брал меня с собой, побуждая участвовать в служении. Все самое лучшее у него всегда принадлежало Богу и церкви. Когда мы переехали, он был уже серьезно болен, но я помню его слезы радости.

КЖ: Известно, что Вы приняли решение стать миссионером, будучи диаконом большой Брестской церкви. Какие трудности Вы встретили, оставляя уже насиженное место в большом городе и переезжая в маленький?

МС: Основная трудность состояла в том, действительно ли есть воля Бога в этом переезде. Мы договорились с женой провести неделю в молитве, прося у Бога дать конкретный ответ, и получили его. Были еще проблемы и с жильем, работой, но как принимающая нас церковь в Белоозерске, так и церковь на Вульке, откуда мы уезжали, сделали все возможное, чтобы эти трудности сгладить, что тоже ободряло и укрепляло нас.

КЖ: Сколько лет уже Вы служите Господу в Белоозерске и что Вас особенно радует в этом служении? Что удалось сделать за потраченные на это дело годы?

МС: Мы переехали в Белоозерск в октябре 2000 года. Было много радостных моментов: реконструкция и освящение Дома молитвы, хорошие летние лагеря для подростков и молодежи, рождение дочери, но, наверное, самое радостное — это рождение душ для Господа. Помню, когда покаялся первый человек, я ехал в машине, славил Бога и кричал: «Аллилуйя!»

КЖ: Как семья влияет на Ваше служение? Известны случаи, когда жены больших миссионеров становились самым большим препятствием в служении. Что Вы скажете о своей жене и детях в этом отношении?

МС: Я не перестаю благодарить Бога за жену. Она замечательная мама и хозяйка, хорошо играет на фортепиано, и музыкальное служение, которое ведет в церкви, очень украшает наши собрания. Я могу говорить о ней много, ведь она очень много значит для меня, через нее получаю много ободрения и вдохновения. Дети тоже не в стороне: вместе с нами они переживают, радуются, молятся.

КЖ: Последнее время отличается тем, что люди очень тяжело идут к Богу. Не огорчает ли Вас тот фактор, что не так много плода пожинаете от своих усилий? Не бывает ли разочарования в труде? Не бывает ли искушения все бросить, оставить и жить, как все люди?

МС: Да, видимых плодов немного, это иногда огорчает. Но именно тот факт, что Бог руководил нашим переездом, очень ободрял и ободряет сегодня. Ведь Сам Бог двинул нас сюда, Он оказал нам честь служить этим людям; и разве можно в этом разочароваться? Только бы Господа не разочаровать! //

Марк Северинчик