Слово пастора о молодежи

Моя юность выпала на ко­нец 70-х годов прошлого века. Но память хра­нит то прекрасное вре­мя, словно это было вчера. Пик «эпо­хи застоя», — так окрестили тот пе­риод постсоветские историки, — для церкви был по-своему особенным. Волна физического уничтожения верующих советской властью схлынула еще в 50-х, и на смену ей двинулся фронт морально уничтожающей атеистической пропаганды. С отрочества приходилось слышишь за спиной слова, словно щелчки хлыста: сектант, баптист. Кто-то это язвительно или зло бросает в лицо, а кто-то — и с сочувствием, мол, не повезло парню.

Но есть какая-то сила, которая влечет тебя в скромный деревянный Дом молитвы на окраине города. Есть внутренняя уверенность в том, что путь этот единственно правильный, что Евангелие — это Истина, а Иисус – живой. Даже если все учителя в школе говорят обратное, а приятели во дворе способны ехидно поддеть при случае, уже подростком ты чувствуешь, что твоя маленькая, слабая вера дает силы устоять против течения.

Верующая молодежь

В нашей церкви в 70-х годах была лишь горстка молодых людей, количество их колебалось от 5 до 8 юношей и девушек, которые сбивались в кучку, как стайка пескарей у берега, где пригревает солнышко и течение послабее. Пожилые братья и сестры нас любили и поддерживали, понимая, как непросто быть белой вороной в многотысячных колоннах строителей коммунизма. Они молились о нас, ободряли наши робкие попытки служения, но целенаправленной работы с молодежью в церкви не было. Потому мы сами искали общения с молодыми верующими в соседних церквах ЕХБ – в Витебске, Могилеве и Смоленске.

Особенный след в моем юном сер­дце оставило общение с моло­дежью Брестской церкви ЕХБ, входящей тогда в Совет церквей. В то вре­мя, когда церковь не имела регистрации, своего здания и прово­дила служения одновременно в не­скольких частных домах в разных районах города, служители спо­собны были так организовать ра­боту с молодежью, что жизнь у них по-настоящему кипела. Сотни мо­лодых людей имели регулярные со­брания по изучению Библии, мо­литвенные кружки, евангелизаци­онные молодежные служения. Из музыкально одаренных ребят было организовано несколько хо­ров, духовой оркестр, оркестр народных инструментов, несколько музыкальных групп. И очень важно, что церковь финансировала приобретение музыкальной аппаратуры и инструментов. К молодежи, их жизни и служению относились весьма серьезно. Все это очень впечатляло нас, жителей восточной Беларуси, где жизнь евангельских церквей тогда едва теплилась. Мы были счастливы провести на Брестчине летние и рождественские каникулы, принять участие в служениях и ощутить себя частью большой замечательной семьи. Нечто подобное мы видели и переживали в общении с друзьями церквей Кобрина, Минска и Могилева, Москвы и Ленинграда, Киева и Ровно, где служение молодежи также было неотъемлемой частью церковной жизни.

Сейчас я хорошо понимаю, что это был путь Божий для меня, и не только для моего духовного становления, укрепления в вере, но и для ясного понимания того, как нужно строить работу с молодежью в церкви и насколько эта работа важна. Библия говорит: «Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится» (Пр. 22:6). Писание многократно и многообразно показывает нам важность духовного воспитания молодежи, примеры жизни юношей и девушек, наставленных в Истине. «…Юноши… вы сильны, и Слово Божье пребывает в вас, и вы победили лукавого (1 Иоан. 2:14).

Еще в годы Советской власти моего отца вызвали к уполномоченному по религиозным вопросам. Он попытался внушать отцу, что тот не имеет права учить своих детей христианской вере: «Вот вырастут они и сами решат, за кем идти и во что верить». Мой отец достаточно твердо ответил, что функции родителей не заключаются только в том, чтобы рожать детей, возиться с пеленками и распашонками и затем отдавать их на воспитание чужим людям. Требуя такого подхода от христиан, коммунисты как раз начинали формировать сознание детей буквально с детского сада. Затем в первом классе их принимали в «октябрята» и брали с них обещание любить «дедушку» Ленина. Затем чуть подросших ребят передавали в руки пионерской организации, а в самом критическом возрасте (14-16 лет) их поджидали комсомольские вожаки. Таким образом, все сознательное детство советского человека проходило под пионерскими и комсомольскими знаменами. В результате были воспитаны (читай: обмануты) целые поколения(!), наученные атеизму. Эти люди состарились и умерли в полном неверии или даже богопротивлении. Но и нынешняя эпоха, с ее философией отвержения важных и вечных ценностей, уже бросила Церкви вызов. Пасторы и отцы! Этот вызов брошен, в первую очередь, нам лично. Сегодня необходимо удвоить или даже утроить усилия в вопросах воспитания детей, чтобы успешно противостоять сатанинской атаке на молодое поколение.

Реальность в церквах такова: после выпуска из воскресной школы подросток 13-15 лет может зависать в неком вакууме и духовно не развиваться, а это самый сложный, переломный возраст. Здесь архиважно передать эти очень уязвимые души в заботливые, любящие руки. Церкви просто необходимо развивать и всячески поддерживать духовно, морально и обязательно материально работу молодежных кружков и клубов на своей территории. 30-40 лет назад, при отсутствии всяких условий, во враждебном окружении, под угрозой лишения свободы, церковные лидеры это понимали, брали на себя ответственность и делали. И что важно – имели успех! И не только сохранили, но и преумножили наследие Божие. Как жизнь современной евангельской церкви не мыслима без детской воскресной школы, так она должна быть не мыслима и без организованной жизни ее выпускников. Все, что мы можем им предложить, кроме церковного богослужения: веселые ли пикники, общения, спортивные мероприятия, музыкальные вечера, походы – это никогда не забудется. Но главное, Слово Божие останется в их сердцах. И оно, как живое семя, будет рождать живую веру.

Молодежь откликается на наши призывы и программы, только когда мы способны показать ей на деле, что любим ее, заботимся о ней, ценим то, что она делает, воспринимаем ее всерьез и видим в ней не только будущее, но и настоящее церкви. Молодежь сегодня не только способна учиться, но и готова служить. Задача руководства церкви — направить ее энергию в нужное русло.

Молодым я был буквально позавчера и помню, как мы были готовы участвовать в жизни церкви, помогать старшим братьям, трудясь своими руками. Не было ни одного собрания без наших песен под гитару и стихов. Слово и Дух, которые были в христианской молодежной песне, затрагивали как сердца неверующего люда, так и сердца ветеранов веры. Я убежден, что молодежь и сегодня не менее способна на всякое доброе дело, и не менее музыкальна, и хочет служить и тем и другим. Это то, что они могут делать, и нужно их в этом благословлять и помогать. Молодые проповедники, хористы, музыканты – это настоящее украшение наших церковных собраний сегодня и это ответ на горячие молитвы детей Божьих, многие из которых уже у Господа.

Хочу затронуть одну из сфер христианского служения, к которой всегда тяготеет молодежь. Конечно, это желание служить своими музыкальными талантами. Есть мнение христианских историков, что Мартин Лютер способствовал Реформации своими песнями не меньше, чем проповедями. Сердца простых людей тогда открывались навстречу Слову. В рамках этой статьи я не собираюсь вносить свою лепту в бесплодную дискуссию на тему «Какая музыка духовная, а какая нет». Но я полностью солидарен с известным композитором и музыкантом нашего объединенного братства – Евгением Гончаренко, что музыка способна как объединять церковь, так и разъединять ее. Как пастырь, я заинтересован в стабильности, взаимопонимании и терпимости в нашей большой семье. Я молюсь, чтобы у верующих «было одно сердце и одна душа» (Деян. 4:32), чтобы братья и сестры имели «усердную любовь друг ко другу» (1 Пет. 4:8). И, конечно, музыкальные пристрастия не должны быть клином в теле церкви, разъединяющим поколения.

Тем не менее эта тема остается по-прежнему «горячей» в церковных кругах, так как мы оказались на перекрестке влияний разных музыкальных стилей и даже культур. Я верю в возможность баланса и стабильности в этой сфере, если братья и сестры будут поступать по Духу, повинуясь друг другу в страхе Божьем, когда назидают себя псалмами, и славословиями, и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах своих Господу (Еф. 5:19). Музыка – это средство, а не цель. К Богу приводит людей Дух Святой, а не музыка. Она лишь один из инструментов, который Бог использует.

В спорах о музыке очень много противоречий и крайностей. Но истина состоит в том, что каждое поколение рождает свою музыку. Она, скорее всего, не проживет более 50 лет, но позволит генерировать жизнь в церкви.

На международном форуме «Баптисты в поклонении» (г. Киев, 2003 г.) Дентон Лотц поделился такими мыслями по этому поводу: «Во всем мире спорят на эту тему, но христианство сегодня (и всегда) должно существовать в культурном контексте. Так должно быть. В Китай английские миссионеры принесли свои песни. Но затем растущая церковь родила собственные песни поклонения. Именно они – китайские песни хвалы — помогли раскрыться сердцам миллионов других китайцев».

В середине 70-х — начале 80-х годов в нашем братстве молодежные группы в церквах успешно использовали электромузыкальные инструменты. Аранжировки, манера исполнения – все было в контексте той эпохи. Большие церкви могли позволить себе и духовые оркестры, оркестры народных инструментов. Но каждая крепкая евангельская церковь в Советском Союзе, с молодежью в своих рядах, имела не только хоры, оркестры камерной музыки, но и так называемый «малый эстрадный оркестр», и это очень беспокоило явных и скрытых врагов. Такие церкви были слишком опасными противниками на идеологическом фронте. Музыкальные христианские коллективы в годы СССР были настоящими евангелизационными командами. Их музыка, усиленная 200-ватными колонками, проникала далеко за территорию Дома молитвы или свадебного шатра и доносила до советских людей слова об Иисусе Христе, о кресте голгофском, о Любви Божьей. И Бог благословлял это служение, и атеисты обращались к Иисусу Христу, и церковь не просто выживала, а каждый год через водное крещение прилагались спасаемые к ней. Я с радостью хочу заметить, что многие из тех музыкантов и солистов давно уже пасторы и руководители церковных объединений.

Кто-то скажет, что сегодня все намного сложней. Безусловно, сегодняшняя эпоха – эпоха поистине музыкального нашествия. Музыки столько, сколько воды при потопе. Музыка кругом, везде. Разная, всякая, на любой вкус. Мы не можем это просто игнорировать, делать вид, что ее нет. Музыка — это стихия, которая захватывает и уносит души либо к небесным вершинам, либо увлекает их в преисподнюю. Но Тот, Кто дал человеку способность творить поэзию и музыку, Своим Духом направляет Церковь использовать эту энергию для Его славы и созидания. Сегодня главный аппологет православия — диакон Андрей Кураев — использует подмостки рок-концертов, чтобы обратиться к российской молодежи с проповедью, потому как в церковь она не ходит и это единственная возможность выйти к подобной аудитории. А священников увещевает, что эти толпы юношей и девушек они должны воспринимать как свою паству! Поистине сегодня все гораздо сложнее, если православные начали таким образом «реформироваться».

Благословляем ли мы наши музыкальные коллективы и исполнителей идти в массы грешников с евангельским посланием? Нужно благословлять. Мудрость умеет держать напряженное равновесие между крайностями.

Я верю, что наши духовные дети тоже имеют Святого Духа, способны мыслить, и потому призываю их отделять здоровое зерно от музыкальных плевел.

Пастыри и отцы, наставляйте молодых и пойте вместе с ними, и пусть для славы Христа звучит по всему миру христианская музыка, написанная несовершенными людьми, но вдохновленная Духом Святым! Молодежь будет сочинять свои песни и музыку в контексте той музыкальной культуры, которая окружает их. Пусть они поют и работают, пусть славят своего Спасителя и служат Церкви своими многочисленными дарами. Давайте будем их, во-первых, любить, во-вторых, учить и, в-третьих, давать возможность служить и всегда при этом за них молиться и благословлять! Не надзиратели-цензоры, а ОТЦЫ нужны сегодня Церкви, для того чтобы выросло поколение, за которое нам не будет стыдно. Отцы, которых немного было и во времена Апостола Павла (1 Кор. 4:15). Отцы, которые всегда рядом. Рядом в труде и на коленях, у костра и на разборе Библии. Отцы, которые могут вместе с детьми смеяться и плакать, наставлять их в истине, с любовью прощать и, когда нужно, сами просить прощения.

Духовная работа с молодежью – важнейшая составляющая духовной жизни церкви. Ибо, как это ни банально звучит, те, кто сегодня молод, примут однажды из наших рук эстафету служения. Уже сейчас пишется тот портрет Церкви, который будет пред миром через 20-30 лет. Божья мудрость напоминает нам, что есть время строить и вре мя разрушать, время насаждать и время вырывать посаженное. Ради славы Христа, ради вечного спасения многих, разрушим построенное по нера­зумию и гордыне, вырвем плевелы заблуждений, душевной, плотской мудрости и будем строить мосты отношений.//

Леонид Демидчик