Радуюсь старости

Интервью, взятое у Константина Григорьевича Ломано в 1999 году. Константин Григорьевич Ломако родился 22 августа 1928 г. в д.Любячи Минской области. 65 лет является христианином и 31 год – пресвитером церкви. У него два сына, три дочери и 10 внуков. Константин Григорьевич вместе с супругой Софьей Михайловной пережил страшное горе, так как преждевременно из жизни ушли его старшая дочь и младший сын. Несмотря на все трудности и горести, он оказался верным Господу и продолжает славить Его и в старости. В честь 80-летия брата предлагаем вам его интервью.

Крынiца жыцця: Константин Григорьевич, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к вере в Бога в коммунистическое время?

Константин Ломако: Коммунистическое время было холодным и не благоприятным для веры в Бога. Но, даже когда земля была безвидна и пуста, Дух Божий производил Свое действие. Вначале я начал задумываться над значением слова «Бог». Арест наших верующих соседей в 1937 году тоже произвел на меня большое впечатление. В этом же году умерла моя мама, после похорон которой я все время думал о том, где же она теперь находится. Размышляя о Боге и небе, я одновременно обнаруживал в себе пороки и грехи. 3 января 1943 года в собрании христиан, после долгих мучительных колебаний и страха, я молился Богу и поверил в Божье прощение. Мне тогда было 14 лет.

КЖ: Каким образом Вы стали пастором?

КЛ: С детских лет я знал и глубоко уважал пресвитеров в моей Любячской, а с 1947 года и в Минской церкви. Возможно, почтительное отношение к данному служению и было началом, которое возросло в моей душе и стало очевидным для братьев Минской церкви. И, когда появилась нужда в избрании нового пресвитера (бывший пресвитер Букатый И. В. принимал другое служение), все обратили свой взор на меня. В молитве я получил от Бога подтверждение этого служения и 18 сентября 1977 года был рукоположен на пресвитерское служение.

КЖ: Как Вы познакомились с будущей супругой и как семейная жизнь влияла на Ваше служение Богу?

КЛ: Мы с моей Софией живем вместе 60 лет. А это немало. Знали друг друга с детства, так как родились в одной деревне и вместе ходили в одну школу. В школе ей было нелегко, так как учитель ее притеснял из-за верующей мамы. Соне было 4 года, когда умер ее папа. Во время войны она обратилась к Господу.
Мне больно об этом говорить, но одной из причин нашего вступления в брак стало давление на моего отца со стороны районной администрации, в связи с моим обращением к Богу. Чтобы юридически не быть членом его семьи, я должен был уйти из нее. 21 марта 1948 года было совершено наше бракосочетание, а через 2 недели та же районная администрация отправила меня далеко от родных — на шахту, где я проработал 4 года. Время нашей разлуки научило Софию быть мужественной, не требующей от мужа комфортной и легкой жизни. Она всегда содействовала моему служению. Слава Богу, что Он сочетал нас.

КЖ: Сколько было членов церкви, когда Вы приняли служение пресвитера, и насколько церковь выросла за прошедшие годы?

КЛ: В начале моего служения в церкви было более 600 членов. Надо отметить, что в то время в их числе были и христиане веры евангельской. В 1978 году они ушли из нашей церкви. Но, по милости Божьей, каждый год новые души приходили, каялись и принимали крещение по вере. И к 1992 году церковь насчитывала около 1300 членов.

КЖ: Каким образом в церкви «Голгофа» без библейских школ и институтов были выращены братья служители, которые стали пасторами других церквей?

КЛ: Большинство наших молодых братьев воспитывались в общениях. Они были послушны пресвитеру и активно участвовали в делах церкви. Никогда не отказывались от порученного дела и сами искали возможности послужить, являя заботу о братьях и сестрах в районе. Это было выше всяких школ и институтов.

КЖ: Если бы Вы могли заново прожить восемьдесят лет, что бы Вы исправили?

КЛ: Благодарю Бога, что на земле прошлое не повторяется. Оно для меня было горестным, особенно в юношеские и молодые годы. Безусловно, есть о чем сожалеть, но не скорблю чрезмерно, потому что для верующих есть путь исправления у креста Голгофы. И потому радуюсь старости своей. Я радуюсь, что могу быть в Молитвенном доме, что могу читать книги, что нужен своей жене и детям. Господь да будет прославлен и в немощи моей!

КЖ: Что бы Вы могли сказать служителям, которые устали, опустили руки и хотят уйти в сторону, оставив служение?

КЛ: Уставали и довольно сильные люди. Иеремия даже однажды сказал (20:9) о своем состоянии: «И подумал я: «Не буду я напоминать о Нем и не буду говорить во имя Его»». Допустил и я однажды такие мысли из-за проблем, которые легли на мои плечи. В такое время надо склониться у креста и поднять свои глаза на Того, Кто на нем был распят. У каждого из нас есть крест, и без него не бывает послушания. Братья, не опускайте рук, не допускайте мысли уйти в сторону и оставить служение Богу. Что же вы скажете Господу в свое оправдание, когда предстанете пред Ним?

КЖ: Что Вы можете пожелать молодым людям, которые идут путем Христа, и тем, которые колеблются, не зная, чему посвятить годы жизни?

КЛ: В пятидесятые годы я пел в хоре Минской церкви. Если посмотреть на меня в то время, то я был сомневающимся и не знающим силы Бога. Анализируя настоящее и вспоминая прошлые годы, хочу сказать: возьмите Библию, изучите в ней все, что касается вашего спасения. Постарайтесь познавать Господа Иисуса Христа не знанием одним, а и сердцем своим. Вы нужны Господу, чтобы помочь людям узнать о Божьем спасении. Ведь Иоанн писал, что юноши сильны, потому что Слово Божье пребывает в них. У Господа Бога есть сила для вас. Примите ее и прославляйте Иисуса Христа! //