Полнота любви Божией и вопиющая нищета

Бог есть любовь, Иисус есть любовь, Дух Святой есть любовь. Эта весть звучит так просто и доступно для каждого человека, даже для ребенка. Она так хорошо знакома нам, потому что слышим ее с раннего детства, и едва ли не каждый день, но в ней все же такая бездна познания и истины, что ее едва ли вполне постичь человеку за всю его земную жизнь. Вероятно, полное познание откроется нам только в вечности. Если мы правильно постигли смысл ее, тогда у нас есть безошибочные указания для нашей земной практической жизни. Эта истина о любви стала уясняться мне однажды во время слушания проповеди. Именно тогда обновилась моя духовная жизнь, мое бодрствование и мое хождение приобрело новую чистоту. И жизнь веры сделалась тогда во мне еще больше жизнью любви и святости. Более того, очень многое в жизни веры, что прежде представлялось мне сложным, трудным, непонятным и даже утомительным, вдруг превратилось в нечто естественное и более простое. И борьба с грехом стала успешней, потому что я тогда увидел основной грех своей жизни — отсутствие любви Божией. Любовь человеческая была во мне. Но это была земная любовь!

А Бог есть любовь! И тот, кто пребывает в любви, практически перестает грешить (1 Иоанн. 3:6). Будем помнить: есть только одна мера веры — любовь; есть только один критерий Духа — любовь; есть только один признак истинного христианина — любовь (Гал. 5:6; Римл. 5:5; Иоанн. 13:35); есть только один способ приводить души к Христу — любовь; есть только одно средство разрешать конфликты нашей жизни — любовь; есть только один способ решать задачи Божии в этом мире — любовь; любовь — это единственное, что порождает истинную жизнь.

В день последний Бог не станет спрашивать нас, как мы верили, к какому течению принадлежали, какие догмы исповедовали, но Он, несомненно, спросит, почему мы не упражнялись или мало упражнялись в любви, почему не руководствовались или мало руководствовались любовью. Знаем ли мы теперь, что равнодушие или ненависть опустошают человека, что в сердце, преисполненном ими, все чистое и благородное тонет во мраке, вместо того чтобы тянуться к свету.

Но есть и другой род ненависти, которую следует знать и воспитывать в себе. Это ненависть ко всему, что мешает расцвести светлому, дорогому, чистому и Божиему. О ней и ревновать следует. Она родная сестра любви Божией. Тогда именно Он покажет нам, чего мы могли бы достичь и что получилось бы из нас, какие плоды мы принесли бы, если бы водились любовью.

Многие серьезные христиане жалуются сегодня на холодность и равнодушие своих братьев и сестер. Они, собственно, не видят практического духовного роста ни в своей жизни, ни в жизни окружающих. Христианство, фактически, как бы остановилось в своем движении вперед. Мы уже почти никогда не замечаем тех радостных изменений и явлений, которые оказываются плодами веры и любви. Чтение Слова Божия совершается, практически, под насилием обеспокоенной совести. Молитва уже не производит в сознании верующего истинной радости. Упражнения в благочестии совершаются какими-то волнами и порывами. Истинные христианские чувства не растут, не умножаются, не обновляются в силе, но угасают, умирают…

Мы ищем истинного утешения, в котором особенно нуждаемся, а его все нет. Поэтому, вместо этого, в нас проявляется какая-то болезненная слезливая чувствительность, какое-то раненое и оскорбленное самолюбие, неоправданно обостренный эгоизм, и плоть все настойчивее предъявляет нам свои требования. В моменты жизненных страданий мы готовы впадать в отчаяние, проявляем подлинную склонность к ропоту. Поэтому, в итоге, Бог видит в нас одно только внутреннее убожество, несовершенство, которое достойно осуждения, глубокое неверие или, в лучшем случае, маловерие.

Будем помнить о том, что только у Бога полнота любви. И Он хочет излить в нас эту полноту, а через нас — и на окружающих людей. Сегодня Бог так же любит мир, как и тогда, когда посылал в него Иисуса, Сына Своей любви. Поэтому Он постоянно изливает Свою любовь в наши сердца посредством Духа Святого (Римл. 5:5). Только нам следует шире раскрыть их сосуды.

Представим на мгновение следующее. Вот мы стоим у высокой стены, ограждающей величайшее водохранилище. Стена эта поднимается так высоко, что мы едва в состоянии видеть ее верхний край. Мы знаем, что в этом водохранилище грандиозные запасы жизни, необходимой энергии, ток, тепло и свет, и притом в таком количестве, в каком необходимо людям. Мы знаем, что этих запасов вполне достаточно для того, чтобы оросить всю страну, чтобы вернуть ей плодородие, чтобы сухая земля могла давать богатые урожаи. Но перед нами как раз эта сухая земля, тьма и бедность. Глядя на нее, кажется, будто все действительно погибло, вымерло. И это противопоставление полноты энергии и жизни и той вопиющей бедности, нищеты и сухости, которые мы наблюдаем, помогает уяснить ту разницу, которую составляет полнота любви Божией в сравнении с вопиющей бедностью и духовной нищетой человека. Обилие и полнота любви Божией задерживаются великой стеной греха. И эта стена так высока, что человек едва ли в состоянии увидеть верхний край ее. Если бы сегодня люди могли понять, что в любви Божией заключена жизнь для каждого человека, заключено утешение, отрада для каждого сердца, полнота, богатство для каждой души, источник духовного роста, тепло, свет, мир и радость — все, что единственно важно для человека! Но мир отрезан стеной греха от этого источника полноты и богатства. Грех преградил человеку доступ к источнику любви Божией, и потому люди погибают.

Величайшее зло господствует в мире: та ненависть, что разделяет отдельные личности и народы, те распри и войны, что опустошают отдельные хижины и целые страны. Все это последствия того, что нет уже любви Божией в этих народах. Мир, собственно, гибнет не от войны, не от стихийных бедствий. Он гибнет от того, что в нем нет любви. Человек гибнет от того, что не проявляет любви к другим и не ощущает ее по отношению к себе. И даже лучшие из верующих людей испытывают непонятную двойственность. Говорят, есть на юге деревья, на которых рядом с высохшими плодами вдруг распускаются белые цветы. Бывают дни, когда рядом с ярким солнцем видна и бледная луна. И человеческое сердце способно порою испытывать любовь и ненависть к одному и тому же существу. Нормально ли это? Хочет ли этого Бог? Это — подлинная трагедия! Вот в чем причина отчаяния и мировой скорби! Вот в чем причина бедствий человечества! Тот, кто однажды прикоснулся к любви Божией, кто постиг возможность приобщиться к ней, — тот, несомненно, с величайшим ужасом будет смотреть на нищету и бедность собственной жизни, на духовную бедность мира. Тот сможет, хотя бы отчасти, понять ту скорбь, которая охватила Иисуса, когда Он смотрел на толпы народа, голодные, холодные, жаждущие любви, а потому постоянно окружавшие Его. Кто действительно внутренне страдает от того, что люди способны ненавидеть, что они подобны овцам, у которых нет пастыря, тот сможет постичь боль и страдания сердца Иисуса. Только тот в состоянии будет понять ту любовь, которая вознесла Иисуса на Голгофский крест, которая побудила Его принести Голгофскую жертву.

Благодарение Богу за то, что Иисус совершил пролом в этой стене греха. Он сделал отверстие, которое постоянно расширяется, через которое постоянно текут потоки и реки любви Божией в этот мир. К тому, кто действительно подошел, приблизился к Голгофе, льется поток любви Божией, Его прощения, Его спасения и радости обновленной жизни. И тот человек действительно получает возможность погрузиться в этот поток вначале по лодыжку, потом до колен, затем по поясницу, и, наконец, он плывет в этом потоке. Приди к Иисусу, и через Него получишь освобождение от уз греха, а затем соприкоснешься с великой любовью Спасителя. Только через Иисуса ты сможешь приблизиться к источнику любви Божией, через Него ты сможешь сделаться каналом, по которому потечет любовь Божия к другим, к еще блуждающим овцам.

В духовной жизни все зависит от того, как мы относимся к Иисусу, действительно ли любим Его. Если любим Христа, тогда мы в связи с Богом, с богатством Его милости и благодати, с Его полнотой.

Правильное и истинное отношение к Богу и ближнему — это любовь. Задача человека заключается в достижении этой любви, которая содействует тому, чтобы практически войти в соприкосновение с Богом. Мы знаем Иисуса по собственному жизненному опыту. Мы много слышали о Нем из свидетельства других. Мы веруем в Него. Но любим ли Его? Знаем ли мы, что истинная вера в Него тесно сопряжена с великой любовью к Нему?

Посмотрите, каков характер любви Божией: Он любит нас непрестанно. Он любит нас не только тогда, когда мы любим Его и повинуемся Ему. Но Он любит нас и тогда, когда мы равнодушно относимся к Нему и не любим Его. Любовь Христова активно внедряется в нашу жизнь. Она действует в нас могущественно. Она спасает нас от скорби и смерти за совершенный грех, за преступления. И чем более мы любим Иисуса, тем более Он любит нас. Здесь прямо пропорциональная зависимость. Более того, несомненно, Его любовь превосходит нашу в тысячи и миллионы раз. Но таков уж Он и таков закон Его любви! Любовь Христа льется и течет к нам до избытка. Желание Его таково, чтобы сосуды наших душ переполнялись Его любовью, чтобы нам действительно превратиться в источники Его любви для других. Только в этом единственном случае наша любовь окажется новой, свежей, духовно здоровой и радостной.

Истинная любовь Божия в нас становится средством приобретения душ для Господа. Бог хочет через тебя, через меня любить наш мир, наших соседей, наших врагов. Такова истинная любовь Божия! Бог хочет овладеть этим миром, но не мечом, а великой спасительной любовью. Поэтому через Иисуса Христа, нашего Господа и Спасителя, Бог предпринял штурм этого мира, и в этом штурме главной боевой силой является любовь. Он очень хочет, чтобы мы продолжали Его борьбу. Он знает, что любовь — это самое опасное оружие из Его арсенала против врага и его козней.

Того, кто обладает любовью Божией, грех не в состоянии одолеть. Чем больше любви, тем меньше места для моего плотского «я». Здесь, наоборот, обратно пропорциональная зависимость.

Итак, чем больше любви, тем меньше места плоти и суете. Чем больше любви, тем меньше преткновений. Чем больше любви, тем больше подобия Иисусу. Чем больше любви, тем больше совершенства (Матф. 5:48).

[object Object]