Основатель церквей на Гродненщине

Даниил Ясько на страницах журнала «Маяк» оставил свидетельство о пасторе-миссионере в Гродненской области Антоне Кирцуне, как о посвященном и не щадящем своей жизни ради Евангелия брате, который в 56 лет, находясь на смертельном одре, уверял своего сына, что если у Бога для него еще есть дело, то выздоровеет, а если сделал все что нужно, то нет смысла далее жить…

Родился А. Г. Кирцун в дер. Марачи Деречинской гмины Слонимского уезда 9 апреля 1882 г. Детство и отрочество провел в родной деревне. В 1898-99 годах был школьным учителем в м-ке Зельве. В 1900 г. поступил на службу в почтово-телеграфное ведомство, в котором служил до 1914 г. В 1917 г., находясь в Сибири, в гор. Омске, познакомился с баптистами, обратился к Господу и всецело отдался Ему на служение. В 1921 г. возвратился в Польшу и принял деятельное участие в оказании помощи жертвам войны, в Зулове организовал бесплатную кухню для бедных детей.

В 1922 г., прибывши в Зельву, энергично взялся за служение евангельского колпортера. С достаточным запасом книг Священного Писания и религиозного содержания он странствовал по окрестным деревням, селам, местечкам и городам, отыскивая возвратившихся из России верующих и приближенных, а больше всего стараясь дать людям Слово Божие и направить их к Спасителю.

Брат А. Г. Кирцун устанавливает связь с духовным центром баптистов в Польше (г. Лодзь) и получает поручение быть благовестником по Гродненской области. Вместе с тем, Союз баптистов поручил ему быть книгоношей, и он с сумкой, нагруженной духовной литературой, обходил многие селения Гродненской и Виленской областей, везде благовествуя Евангелие Христа. Во время бесед нередко пел духовные гимны и этим пробуждал в душах тоску по горнем.

Господь обильно благословил его труд, и вскоре возникли группы верующих в окрестности Зельвы, в Волковыске, Слониме и многих других местах.

В местечке Зельва Антон Григорьевич избрался и 15 февраля 1926 г. был рукоположен в пресвитера Зельвянской общины баптистов с правом рукополагать служителей. На него была возложена обязанность обслуживать верующих в трех воеводствах: Белостокском, Новогрудском и Виленском. Первое крещение А. Кирцун совершил на реке Зельвянке. Среди крещенных по вере были его жена Анна Ивановна и сын Александр. Крестил он также братьев, ставших потом работниками на белорусской ниве Божией: Лазуту Ивана Петровича, Рудого Николая Степановича, Кононовича Александра Антоновича и Мозоля А. Ф. Эти братья стали его сотрудниками, особенно сын, ставший регентом, потом проповедником, а впоследствии — председателем Союза баптистской молодежи Польши, а позже — пресвитером Варшавской общины баптистов. Частые поездки и крещения новообращенных, иногда в октябре и даже ноябре, не могли влиять благоприятно на здоровье А. Г. Кирцуна. Но он ни с чем не считался: для него было «жизнь — Христос, и смерть — приобретение».

О его необычайной вере свидетельствует хотя бы такой факт, что, имея в общинной кассе всего 70 злотых, он приступил к постройке большого Молитвенного дома, которая обошлась в 22 000 зл.

Какие непосильные тяжести ложились на его плечи, об этом лучше всех знают жена и дети, верно помогавшие ему в служении. А некоторые верующие (по названию только) лишь старались увеличить бремя его скорбей и забот, но он сохранял терпение, бодрость и веселые взгляды на будущее. Даже перед смертью, в госпитале в Лодзи, уверял своего сына, Ал. Кирцуна, что если Господь еще имеет для него какую работу, то даст выздоровление, а если он уже совершил свое служение, то нет смысла и жить.

Болезнь незаметно подтачивала силы брата Антона. Пару лет тому назад он жаловался, что ноги у него отяжелели, сваливая вину на старость (в действительности, он еще не был стар, умер в 56 лет).

В марте 1938 года, посещая район Глубокого, он промок до костей и в мокрой одежде был продержан целые сутки в аресте за то, что без специального позволения оказался в приграничной полосе. Возвратился домой, проболел некоторое время и в начале мая поехал посетить Гайновку, Беловеж и Наревку. Вернулся домой еле живой, однако сильный дух превозмог телесные немощи, и 31-го мая, по делам поверенной его опеке сироты, он поехал в дер. Ламаши. Эта поездка была последней. 10-го июля А. Г. Кирцуна отвезли в гор. Лодзь, в баптистский госпиталь, где были приложены все усилия и старания спасти жизнь столь преданного Господу труженика. Доктора испытали все возможные средства и, наконец, 18-го октября его привезли в Зельву, а 20-го, в 4 часа пополудни, его не стало, догорел.

Так как православный священник ни за что не хотел позволить похоронить на православном кладбище баптистского проповедника, то пришлось обратиться за помощью в Староство, которое распорядилось, чтобы священник указал место на кладбище для погребения почившего.

Похороны бр. Антона Григорьевича были его последним и великим свидетельством о Господе. Молитвенный дом не вместил всех собравшихся. Последнее слово говорили братья: Л. Микса, председатель Союза баптистов, Л. Дзекуць-Малей, вице-председатель Восточного округа, и Г. Болтнев. Тяжелые вздохи вырывались у многих из груди, а из глаз струились горячие слезы, да и было отчего: покойный был духовным отцом многих десятков собравшихся.

Гроб с телом А. Кирцуна от Молитвенного дома до кладбища несли на своих плечах проповедники, а до могилы донесли своего пастыря члены общинного комитета, его советники и помощники. Под кустом сирени и молодой липой почивает тело неутомимого труженика в ожидании славного дня воскресения умерших. //