Опыт врача не помогал

Старый профессор внимательно посмотрел на женщину и спросил: «Ты очень хочешь этого ребенка?» — «Да, очень!» — ответила моя мама. «Тогда рожай».

Так, вопреки категоричному запрету остальных врачей, я появился на этот свет. И каким же прекрасным он оказался! Все, что окружало меня, было новым и пока не известным. Я мог трогать мир своими руками, вдыхать его маленьким носиком, рассматривать все, что было по сторонам, и, как волшебник, вызывать появление самого главного, самого лучшего, самого большого существа во всем мире — моей мамы! Для этого не нужно было ничего особенного — просто произвести какой-нибудь звук: «Э-э-э» или «А-а-а»; и сразу же появлялась мама. Тогда я удобнее устраивался у нее на руках, и мое знакомство с этим миром превращалось в настоящее путешествие.

Когда стал старше, мама рассказала мне о правилах, что были в этом мире. Говорить так, как есть на самом деле, значило говорить правду. Сказать то, чего не было или чего ты не думал на самом деле, значило сказать неправду. Это было очень правильно и понятно, ведь именно так было честно и справедливо. Со временем я заметил, что некоторые люди не знали этого и говорили неправду, а иногда даже нарочно обманывали других, чтобы забрать что-то. Когда видел нечто подобное, мне становилось очень неприятно, ведь это же было нечестно! Может быть, их мамы не рассказали им о том, что так делать плохо?

Родители создали все условия для моей жизни, и не успел оглянуться, как позади оказались и школа, и учеба в университете. Молодой дипломированный специалист смело шагал по жизни, трудясь во благо горячо любимой Родины. Все было теперь в жизни хорошо: и интересная работа, и веселые компании друзей, и безграничное будущее. Вот только мама все чаще говорила: «Сынок, почему ты выпил опять? Почему так поздно пришел домой?» Ее вопросы становились все более и более надоедливыми, и я приводил ей весомое пояснение, что уже стал взрослым человеком и имею право вести себя так, как хочу. Иногда, придя домой лишь через несколько дней после ухода, я сознавал, что поступаю плохо. Тогда извинялся пред мамой, искренне просил у нее прощения. Но уже вскоре все повторялось опять. Мама все больше становилась обузой, мешающей жить. Наши отношения ухудшались. И мне даже было странно вспоминать, что еще совсем недавно я любил ее больше всех на свете. Кризис углублялся, и казалось, что только смерть мамы или наше полное расставание может его разрешить.

Но материнская любовь велика. Безрезультатно использовав весь набор возможных человеческих средств, мама, как потом стало мне известно, прибегла к самому сильному, самому мощному из них…

Ну, а перед этим в жизни моей мамы был город ее детства — Белая Церковь. Здесь она купалась в речке Рось, ездила на велосипеде и с золотой медалью окончила школу. Еще через шесть лет с отличием закончила Киевский мединститут и стала лечить детей. В каких только краях не выздоравливали они под ее умелыми руками: и в Благовещенске, и в Райчихинске, Кишиневе, Черновцах, Тернополе и, наконец, в Казани. В каждом из них есть благодарные моей маме родители. Она вполне могла считать себя успешным профессионалом, человеком, ставящим перед собой высокие цели и умеющим достигать их.

Но было одно «но», которое мешало маме назвать себя действительно счастливым человеком. Этим «но» были… ее собственные дети! Казалось, все самое лучшее отдано им, двум сыновьям, — и здоровыми выросли, и высшее образование получили, и вот уже и внук родился, — но нет, болит материнское сердце, все тайные помыслы о них, сыновьях. Лишь одна мысль неотступно сверлит голову: как помочь, как повлиять, что делать?

А сыновья живут себе, как все «нормальные» люди: работают, имеют друзей, выпивают, отдыхают, курят, следят за футболом и за красивыми девушками. «Ну что же в этом плохого? — считают они. — Все в порядке, мама, все так живут!» А мама-то видит, что выпивка уже почти ежедневно, что от гуляний «на сторону» начинают разваливаться семьи, что полным ходом идет физическая и моральная деградация ее дорогих детей. Но ни уговоры, ни просьбы, ни угрозы и никакие доводы, к которым прибегала мама, никакого эффекта не имели. Ах, если бы надо было вылечить воспаление легких, коклюш, бронхит или порок сердца! С такой проблемой уже давно было бы покончено, но здесь ни опыт врача, ни огромное желание, ни вся материнская любовь не помогали. И вот тогда…

И вот тогда моя мама подняла глаза свои к Небу! В жизни на этой земле больше никто и ничто не могли ей помочь. «Боже, если Ты есть, помоги», — воззвала она, и Бог ответил. Он помог моей маме найти верующих в Христа людей, открыл ей глаза на правду жизни и на Свою любовь. Эта правда заключалась в том, что ее дорогие сыновья были законченными грешниками, живущими по вожделению плоти и очей, которых ожидал суд Божий и ад. Но Господь также явил миру любовь Свою, пострадав за грехи наши, даруя прощение и вечную жизнь в Небесах. «Только лишь обратитесь ко Мне», — говорил Иисус.

Как впоследствии рассказывала мама, в течение месяца посещений богослужений слезы сами текли ручьями по ее щекам от начала и до конца каждого собрания. Моя дорогая мама услышала голос Небесного Отца и от всего сердца уверовала в Христа — Спасителя! Конец сиротству, найден Отец, впрочем, это найдены мы, это Он нас искал и нашел! Слава Ему! «Господь, ты простил меня, а теперь найди и спаси моих детей», — просила мама. И Он ответил. Господь Иисус коснулся моего сердца и позвал к Себе. Через несколько лет поверил в Бога и мой брат.

Уже много лет моя родная мама и я живем в мире и любви. Ей 80 лет. Она перенесла несколько инсультов, которые очень ослабили ее силы и ухудшили здоровье. В повседневной жизни она нуждается в опеке и уходе, так как стала очень немощной. Но каким бы ни было ее физическое здоровье, моя мама обрела во Христе новое сердце, любящее и благодарящее Бога за Его любовь и за все, что есть в нашей жизни. «Любовь Божия объемлет нас»,- говорит Писание о тех, кто от всего сердца уверовал в Христа, и мы с мамой в нашей жизни убедились в этом! Меня не только не тяготят заботы и уход за ней, напротив, я испытываю настоящее счастье, когда вижу мою дорогую маму, слышу ее голос, могу прикоснуться своею рукою к ней. Это она даровала мне жизнь, это она взрастила меня, это она воевала за меня против жившего во мне греха. Это благодаря ее молитвам и ответу Божию на них я стал человеком. Каждый прожитый с мамой день — это подарок Неба, это не выразимая словами милость Божия, что я могу хотя бы уходом за ней показать ей свою любовь и благодарность за все. Нет на этой земле человека дороже мамы!

Я понял также, что ни один из нас, людей, не может почитать Бога, если не почитает отца и матери; что Небесный Отец принимает (слышит) нашу молитву, покаяние, просьбу, благодарение при условии покаяния пред земными отцом и матерью, так как почитание Бога есть охотное исполнение Его заповедей!

Возвращаясь домой, я смотрю на наши окна. Там стоит моя мама, ждет меня, я машу ей рукой, а она машет в ответ мне. Самый дорогой на земле человек — моя мама — ждет меня дома. Но есть Тот, Кто ждет нас в Небесном доме, — наш Спаситель Иисус. Именно благодаря Ему в нашу жизнь пришли мир и любовь. Слава вовеки Ему!

Виталий Озерный