О чем мечтают сироты?

Я помню, как в детстве от нас уходил отец, и в тот момент я не просто плакал, а рыдал, смотрел ему вслед и думал, что он остановится, одумается, вернется. Но с каждой секундой он был все дальше и дальше от меня и от мамы. Он уходил… Когда теперь я смотрю на ребят, оставленных своими родителями, то понимаю, как им трудно на этом жизненном пути, как тяжело, когда рядом нет никого, кроме воспитателей и таких же детей, как они сами.

Однажды мне довелось побывать в детском доме-интернате и встретиться с этими ребятами, поговорить с ними об Иисусе Христе, помолиться о них Богу. Самым сложным оказался вопрос, на который они очень часто не хотят отвечать: «Скажи, а мама приезжает?» Когда я задал этот вопрос одному 12-летнему мальчику, он посмотрел мне в глаза и сказал: «Я не помню, когда это было в последний раз; у нее много работы, ей некогда, но я по ней скучаю, — и по его детским щекам покатились слезы горечи и печали, он спешно вытирал их рукой, улыбнулся и ответил: — У меня все хорошо». Я смотрел ему прямо в глаза и уже ни о чем не спрашивал: в его взгляде были ответы на все интересующие меня вопросы.

Помню, как во время посещения приемника-распределителя, в котором находятся дети, родители которых еще полностью не лишены родительских прав, и им предоставляют время одуматься и исправиться, я познакомился с 6-летним мальчиком. Он привлек мое внимание тем, что постоянно сидел на руках у воспитателя и на попытки заговорить с ним отвечал криком и плачем. Около тридцати минут я пытался найти с ним контакт, и, слава Богу, у меня получилось. Он согласился пойти ко мне на руки и даже поиграть. Мы строили из кубиков домик; и если б вы видели, с какой агрессией он его бурил, ломал на части, пока на полу не оставалась груда кубиков. Как выяснилось позже из разговора с воспитателями, этот мальчик испытал тяжелые психические потрясения в раннем детстве. Мама и отец вели разгульный образ жизни, часто забывали его покормить и, когда он начинал плакать, били его и привязывали к детской кроватке. На мой вопрос, хочет ли он домой, после долгой паузы малыш ответил: «Нет!» Большинство из этих ребят, находящихся в распределителе, не хотят возвращаться домой, но иногда на них находит грусть и они не прочь хотя бы на часик оказаться там, в том месте, которое называют домом. Увидеть маму, которую, несмотря ни на что, они очень сильно любят.

Помнится, когда я был на первом курсе и проходил практику в детском инфекционном отделении. Тогда мне довелось познакомиться с одним маленьким мальчиком из дома ребенка, который был болен бронхитом. Наша группа так полюбила его, что когда мы приходили на занятия, то первым делом направлялись в его палату, проводили с ним долгое время, ходили на прогулку, кормили манной кашей, дарили подарочки. Но я помню день, когда впервые за последние полгода его пришла навестить мама. Ему не нужно было говорить, кто эта женщина с темно-синим пятном под глазом; он побежал ей навстречу, крепко обнял и сказал: «Мама».

Так о чем же мечтают дети? Вот некоторые их ответы на данный вопрос:

— Мечтаю увидеть маму и чтобы она перестала пить.

— Мечтаю о том, что, когда я вырасту, у меня будут дети.

— Мечтаю встретиться с папой.

Детям не нужны сотни мягких игрушек, красивый велосипед или дорогие карандаши — им нужны мама и папа. Они готовы отдать все, что у них есть, ради одной встречи с родителями. В их сердцах еще остается надежда, что наступит тот день, когда мама и папа перестанут пить водку, в доме прекратятся ссоры и драки и у них будет дружная и крепкая семья. Они засыпают с мечтой, что когда-нибудь это все же случится, и, просыпаясь, каждое утро надеются, что этот день настал. Но с каждым днем от этой надежды остается лишь призрачная тень. Дни проходят, а мама не приходит. Они еще такие маленькие, но у них уже давно не детские мечты, они рассуждают о Боге, многие из них не просто читают, а даже цитируют Библию, им нравится слушать христианские рассказы, и они просят у Бога, чтобы Он помог их родителям измениться.

Я смотрю в их искренние детские глаза, пытаясь как можно пристальней вглядеться, и молюсь, молюсь о том, чтобы они отдали свои жизни на служение Иисусу и ни в коем случае не пошли по протоптанной родительской дорожке. //

Денис Комягин