Моя вера росла через трудности

Родом я из Карачаево-Черкесской Республики, зовут меня Дин Ислам. Еще учась в школе, старался быть во всем первым: в учебе, спорте. Был пионером. Мне всегда хотелось отличиться.
Лет в 14 я уехал в Киргизию к родственникам. Много о чем размышлял, а один вопрос тревожил больше других: в чем же все-таки смысл жизни? Поступил учиться. Наш преподаватель был эрудированным, благочестивым человеком, родом из Дагестана. Он очень ценил желание учиться, желание знать истину и смысл жизни. Тогда я начал изучать арабский язык и Коран. В начале только читали Коран, хотя значения никто не понимал, так прошло 4 месяца. Находясь в Киргизии со временем увидел жизнь мусульман как бы изнутри. Все больше и больше возрастала уверенность, что их религия, то, как они совершают свои обряды, – всего лишь формальность. Сквозь видимую внешнюю пелену мнимого благочестия, ясно прорисовывалась картина, что движет этими людьми. В основном это стремление иметь неплохой зароботок (в традиционном исламе, когда делают маулуд (церемония похорон), приглашают эфенди и за то, что он молится и совершает определенные ритуалы, ему дают деньги).
В то время на Кавказе об исламе мало говорили разве что в селах, где из покон веков все это исполнялось. В городе, где я вырос, об этом умалчивали. Только после 1991 года начали строительство мечетей.
После 4 месяцев обучения я был полностью разочарован: не нашел того, что искал. На свой главный вопрос о смысле жизни я так и не нашел ответ. И я не хотел потратить 10 лет на обучение и стать подобным моему учителю, которого я очень уважал, но который не мог ответить на такой важный вопрос, куда попадет человек после смерти — в ад или в рай? И ни один мусульманин не ответит вам на этот вопрос. Я разочаровался в самой идее спасения в карающем Аллахе, который карает всех за всякую ошибку. Хотя я верил, пытался все исполнить, но в глубине своего сердца ощущал пустоту, во мне не было любви. Я понимал, что Аллах на небесах, а я тут, на земле, и между нами разрыв и пропасть. Понимал, что я не могу исполнить закон, не могу исполнить пятидневный намаз, молитву и весь ритуал, положенный для мусульманина. Это все тяготило меня, но мне не приходило в голову изучать другие религии. Я знал, что последователи Кришны и Будды – идолопоклонники. Знал много людей, которые называли себя христианами, но жизнь их была абсолютно безбожной. И сама доктрина спасения противоречила моему воспитанию, моему мышлению.
Так я прекратил учебу. Пытался разобраться в жизни, в самом себе. Не хотел так дальше жить. Человек в таком юном возрасте редко ищет смысл жизни. Я так много об этом думал, может потому, что у меня было трудное детство и я хотел найти любовь. Мой отец был главным архитектором, потом стал директором сельхозтехники, затем его повысили в должности — он стал главным по строительству. У них на работе была недостача и его судили на 6 лет. У нас было все: машина, дом. В материальном плане мы были обеспечены. После того как отца посадили, нам пришлось это все продать. На моих глазах все разрушилось, вся наша семья. С матерью были натянутые отношения. Она считала, что от жизни нужно брать все. Это меня не устраивало, и я начал задумываться: зачем тянуть резину, зачем жить, заводить семью, работать? Чтобы, в конце концов, оказаться в земле? Мне хотелось покончить с жизнью. Это решение укреплялось во мне все больше и больше. Но меня сдерживал страх за сестру, которую я очень любил, и боялся оставить одну. Но постепенно прошло и это.
Однажды я играл в карты со своим соседом и выиграл все его деньги и он еще остался должен. У него на тумбочке лежала голубая книжечка с иллюстрациями, и сосед предложил ее мне вместо долга. Я согласился. Это была Детская Библия. Я пришел домой и вместе с сестрой начал читать. Читал как интересное историческое повествование. Я прочел ее от корки до корки, все больше увлекаясь. Бог открывался мне в этот момент, я начинал познавать истину. Впитывал каждое слово. Это для меня было очень важно, ведь я уже подходил к последней черте. Не могу описать ту радость, которую я испытал от чтения Библии. Иисус Христос был мне очень близок. В мире я столкнулся с несправедливостью, искал справедливость и не нашел. И вдруг я узнаю, что был такой человек, который был абсолютно праведен, чист, делал людям добро, но люди, не поняв Его, убивают. Мир обошелся с ним так жестоко! Я плакал, я еще не знал, что он воскреснет. Думал, почему Тебя убили? Когда я прочитал о воскресении, великая радость овладела мной. Не дочитав до конца, я обратился к Нему. Я понял, что это Он — Тот, Кто жив для меня. Я вознес свою молитву благодарения Богу. Я еще очень мало понимал, но понял самое главное, что Иисус любит меня, Он умер за меня. Я был несказанно рад. Мне нужно было поделиться с кем-то своей радостью. Истинных христиан я не знал и начал рассказывать своей матери, сестре, своим родственникам и близким, что вот, оказывается, в чем смысл жизни! Люди, откройте глаза, посмотрите, для чего вы живете! Поначалу на меня смотрели как на человека, который ведет себя, мягко говоря, странно. Затем, совершенно случайно я узнал, что рядом с моей улицей живут христиане. Один мальчик, инвалид, подарил мне брошюрку. Я попросил: “Мне не нужна брошюра, скажи мне, где вы собираетесь” — спросил я. И он сам меня отвел. И когда я только пришел, сразу же задал вопрос, кем является для вас Иисус? На стенах было написано “ Мы проповедуем Христа распятого, воскресшего и вновь грядущего”. Сама атмосфера была насквозь пропитана любовью и добром. Я остался там. И был рад, что Бог привел меня к ним.
Затем начались проблемы в моей жизни. Не успел я походить на собрания и двух недель, как ополчились все мои родственники, запретили мне иметь всякие отношения с верующими, ходить в Дом молитвы. В то время мне исполнилось 17 лет. Я закончил школу. Поначалу я был очень слаб в вере. Плакал, просил, чтобы Бог мне помог. Затем я уехал в Краснодар. Там я понял, что нуждаюсь в общении с братьями и сестрами. Я искал верующих людей, но не находил. Поэтому вернулся обратно домой. И понял, как дорого общение верующих. Я благодарил Бога.
Потом была армия. Я бы мог откупиться от армии, но положился на волю Божию. Теперь я благодарен Богу за то, что прошел эту школу. Там я столкнулся с гордостью, с ненавистью, жестокостью. Все это я ощутил на себе. Это был период взросления. Укрепились мои отношения с Богом. Там у меня не было никого, кроме Бога. Я падал, вставал. Тогда я еще не знал глубин благодати, и жил под законом, пытался угодить Богу. Когда я приехал домой на побывку, один брат, мой духовный наставник, начал рассказывать мне о благодати. Все-таки воспитание сыграло свою роль. Воспитание исполнения закона привело меня к тому, что Иисус не стал для меня основой для спасения. Считал, что спасение я должен заслужить. И когда он объяснил мне доктрину спасения, я был в большом восторге. Бог даровал мне спасение! Жизнь моя абсолютно изменилась.
Я приехал обратно в армию. Раньше у меня было очень много падений, я был раздражительный. Пытался бороться с раздражительностью, но не мог, пытался быть хорошим, но не мог. Но что-то изменилось во мне, и солдаты, знавшие меня, говорили: “Вот теперь мы видим, что ты христианин, и ты не просто говоришь нам о Боге, мы видим твою жизнь”. Я подарил всем офицерам Евангелия, Библии, рассказывал о Боге и был очень доволен тем, что Бог изменил меня изнутри.
Закончил службу в 1998 году и с этого момента начал думать, что я могу сделать в благодарность Богу. Понимал, что должен чем-то заняться, нести какое-то служение. Мне не давала покоя мысль, что народ гибнет. Мой народ не знает Евангелия, не знает вести спасения, не знает Иисуса – гибнет. И каждый раз, когда умирали мои родственники, соседи, мне было очень печально, что они умирают, не зная Иисуса. А Он так рядом, так близко к каждому. И эта мысль не давала мне покоя. А в это время брата Ивана Бог побуждал организовать центр. Мы его назвали духовно-культурный центр “Вечность”. Бог свел нас, и мы решили посвятить свои жизни тому, чтобы основывать новые церкви. С Божьей помощью мы построили этот центр и начали проводить служения. Мы не имели опыта, но у нас было огромное желание приводить людей к Богу.
Сейчас в моем сердце есть горячее желание, желание всей моей жизни организовать национальную церковь, которая бы прославляла Иисуса Христа на нашем карачаевском языке.
У меня есть дядя, который много помог мне в жизни. И вот однажды перед армией мы разговаривали с ним о Христе, о Его любви, и он подошел ко мне и начал бить, говоря: «Где твой Христос? Покажи мне Его. Почему Он тебя не спасает?» Он сильно избил меня. Это происходило в его доме, я встал и ушел, не мог там больше оставаться. Когда я шел весь в слезах, то услышал голос Божий. Еще я плохо знал Писание, но голос был четкий и ясный. Я услышал: “Возрадуйтесь и возвеселитесь в тот день, ибо велика ваша награда на небесах”. Тогда я еще не знал этот стих. По дороге я зашел к своему верующему брату, это было уже ночью, мы вместе помолились. Впоследствии я увидел, как росла моя вера через эти трудности. Было еще много побоев, насмешек со стороны моих друзей, соседей, особенно карачаевцев. На меня показывали пальцем те, которые еще недавно считались моими друзьями. Но впоследствии они стали меня все больше и больше уважать. На первых порах всегда трудно, кажется, что весь мир отвернулся от тебя и ты одинок. Написано, что если человек угоден Богу, то Бог примиряет его с врагами его.
Я не могу рассказать о всех случаях, связанных с гонениями, которые имели место в моей жизни. Расскажу один. По вторникам мы проводим молитвенный час, молимся о людях, которые посещают наш центр и слышали весть спасения. Просим, чтобы посаженное семя выросло. В одну из таких молитв меня там нашел дядя и забрал к себе в машину. В глазах нашего народа христианин ассоциируется с предателем. Ты становишься как бы предателем своего народа, своей фамилии. Фамилия у нас имеет огромное значение, в мире могут определить твоих родственников, твое село, твое положение. И это был позор всему. В их глазах я выглядел крайне неуважительным к тому добру, которое сделали для меня. Я переживал, плакал и молился. Просил Господа, чтобы Он помог мне выбраться из этого положения. Я, конечно же, ценил все то, что сделал для меня дядя, но в этом вопросе не мог найти компромисс. Не мог прийти к дяде и сказать, что да, дядя, ты много сделал для меня и в благодарность тебе я оставляю веру. А дядя привез меня домой, перезарядил свой пистолет и сказал: “Лучше будет, если я тебя убью. Людям скажу, что пристрелил своего племянника, который являлся христианином, и буду иметь уважение”. Я понимал его, ничего не ответив, стоял молча и молился. Молился за него, молился о том, чтобы Господь продолжил начатое дело. Я отвернулся, чтобы не видеть, как он нажмет на курок. Все стояли в оцепенении, ждали, что произойдет в следующее мгновение. Но выстрела не последовало. Выбежал дедушка и стал между мною и им. Дальше были новые гонения, был контроль надо мной. И всякий раз, когда служение мое продвигалось в гору, когда сердце мое горело и я имел желание служить Господу, все больше я ощущал на себе духовную войну. Меня преследовали, пытались остановить какими-то трудностями, контролем надо мной. И в один из дней, тоже был час молитвы, дядя опять приехал за мной. Отвез за город, опять начал избивать. Устал, отдохнул, потом опять бил. Разодрал мою одежду, предупредил последний раз. А я только молился. Его я не боялся, понимал, что в этой духовной войне за ним стоят темные силы, а за мной — Сам Бог. Я не мог проиграть в этой войне, потому что Бог всегда является Победителем. Я ничего не предпринимал, а только молился. После этих событий все больше укреплялся в вере и все больше понимал, как сильно я нуждаюсь в Иисусе. Чем труднее было в моей жизни, тем ближе были мои отношения с Богом. Я благодарю Бога за все, что он допускал в моей жизни. Дядя мой не изменился, так же настроен против меня. И на сегодняшний день он жаждет одержать победу надо мной. Жаждут этого и другие родственники, которые являются ярыми противниками христианства. Не знаю, что дальше будет, но я уверен, что начатое дело Господь совершит до конца. Уверен, что в нашей республике будет церковь, которая будет прославлять Иисуса Христа. И будут люди из всякого народа, и из моего тоже, которые будут прославлять своего Спасителя.
Карачаевцев, обратившихся к Богу, по всей республике насчитывается человек 15.
Своего дядю я люблю, самое огромное мое желание — увидеть его в рядах христиан. Это было бы великое чудо. В дяде я вижу себя, я был таким же человеком, как и он. Я не заслуживал любви, не заслуживал того, чтобы Бог нашел меня, и открыл мне смысл жизни, и привел меня к Себе. Иисус простил меня не потому, что я заслужил, а потому, что Он любит меня. И эту любовь Он вселил в мое сердце. Я люблю своего дядю не за то, что он сделал для меня что-то хорошее, а за то, что он также нуждается в спасении, нуждается в Иисусе Христе. Потому что Он и только Он может нас оправдать перед нашим Отцом.
Мои родные, кроме сестры, прокляли меня. А сестра впоследствии уверовала. На собрание она не ходит – боится, но мы вместе молимся. Мать вначале не хотела даже и слушать, но когда увидела, что это не формальность, а живая вера, увидела, как Бог изменил меня, заинтересовалась. Просила меня, чтобы я рассказал ей о Христе, посещала собрания. Сейчас я молюсь, чтобы Господь спас и ее, и она сама просила меня об этом. Многие мои родственники, когда я разговариваю с ними один на один, вижу, что они принимают весть о спасении, о том, что Бог любит их. Соглашаются, но существует какой-то ложный стыд, который не позволяет им принять Христа. Боятся выглядеть смешными, быть позором для всех, кто их знает. И эта цена им кажется слишком великой, даже для вечной жизни. И никому не приходит в голову, какой ценой они были выкуплены.