«Я полностью счастливая женщина…»

Руфь Шаленко во время своего очередного приезда на родину посетила редакцию «Крыніца жыцця» и ответила на вопросы, которые касаются места женщины в церкви и семье.

— Руфь Петровна, пожалуйста, расскажите, где и когда Вы родились.

— Я родилась в городе Чикаго в США. Это было 29 марта 1928 года. Через несколько недель мне будет 67. И хотя я выросла в Соединённых Штатах, но как будто бы я выросла в русском доме.Мой отец родился в деревне Старом Лыне, которая около 20 км от г.Кобрина, а мама родилась в деревне Черневичи, которая сейчас не существует. Я три раза была в Старом Лыне и узнала, что моя двоюродная сестра живёт в том доме, где мой папа родился.

— А можно ли объяснить, как так получилось, что вы родились в Америке, а чувствуете себя белоруской?

— Это всё от того, что наши родители имели любовь к своему народу. Мой отец приехал жить в Америку ещё неверующим. Его послали родители, чтобы он заработал денег, потому что надвигался голод. Но война застала его, и он не мог помочь им, не мог долго вернуться. Будучи в Америке, он узнал о Боге. После того как он принял Господа как Спасителя, у него было одно желание служить Ему. В 1925 году у него была возможность вернуться обратно. Господь помог найти ему жену. Они жили в Америке, как белорусы. Поэтому мои брат, сестра и я родились в доме, где слышали только русский язык.

— Руфь Петровна, каким образом Господь призвал Вас?

— Через молитвы моих родителей. Я помню, когда мне было 9 лет. День моего рождения 29 марта. Отец вернулся домой 30 марта и поздравил меня. Помню, мама приготовляла ужин, а папа стал беседовать со мной. Он сказал, что мне уже 9 лет, я большая девочка и понимаю, что значит добро и зло, что есть грех и что значит жить для Бога. Помню, я встала на колени и просила прощения у Бога. Мама пришла с кухни и просила благословения. В тот вечер, я точно знаю, что у меня было духовное рождение.

— Что вы можете сказать о духовном воспитании, которое отец и мама вам давали?

— Мы просто читали Писание, учили стихи, пели семьёй. Наши родители хотели, чтобы мы были миссионерами. Всё, что мы делали, должно было быть как для Господа. Даже когда пошли покупать обувь, мама сказала, что нужно помолиться, чтоб Господь послал хорошие и дешёвые. Я также учила своих детей. Господь все молитвы слышит.

— Где вы получили своё образование?

— Когда мне было 13 лет, мой отец был приглашён в Южную Америку, потому что новые эмигранты приехала туда в 1920 г. Его пригласили на евангелизацию. Тысячи русских приехали в Парагвай, Уругвай, Аргентину. Он там был почти шесть месяцев. Когда вернулся в русскую церковь, он читал доклад о миссионерском путешествии и о нужде в тружениках-миссионерах среди русских в Южной Америке. И в конце сделал призыв. И хотя мне было всего 13 лет, я пошла вперёд, стала на колени и в слезах дала обещание Богу, что, если он может употребить меня на служение среди русскоязычного населения, я готова.
После этого я готовилась к служению. Окончив гимназию, я вступила в христианский колледж, там 4 года изучала, как вести труд в воскресной школе, в церкви с молодёжной группой.Продолжала изучать музыку. В конце я стала молиться, чтобы Бог показал мне, где трудиться.

— И что Он вам показал?

— В 1950 году в Германии было много эмигрантов из Беларуси, России, Украины, желающих выехать в Австралию, Канаду, Америку. Миссия моего отца «Славянское Евангельское общество» начала слать миссионеров летом, чтоб иметь среди них евангелизацию. Меня пригласили начать этот труд. Я решила поехать на 3 месяца, но когда увидела этот труд, осталась на три года.

— Руфь Петровна, фамилия вашего отца Дейнека, а ваша фамилия Шаленко, как это получилось?

— За три года труда в миссии я встретила Якова Ивановича Шаленко в одном лагере в Италии. Он родился в Канаде, но по происхождению русский. Господь призвал его к служению в Италии среди русских. Мы там встретились, началась переписка. Через некоторое время мы поняли, что Господь нас соединяет в труде. Наша свадьба состоялась в 1953 году.

— Скажите, Вы переживали, чтобы выйти замуж?

— Когда я собиралась ехать в Европу, мне было 22. Все мои подружки выходили замуж, но я знала, что Господь меня посылает на труд Свой. Я была рада за моих подруг. Но я не переживала, что не выхожу замуж, потому что знала, что Господь должен прислать мне не только мужа, но проповедника на русском языке. Я с радостью ехала на миссионерский труд.

— Но Вы специально не искали себе жениха?

— Нет, потому что я не знала, где искать. Когда я прощалась с моей мамой, она сказала, что может Господь мне кого пошлёт и что она будет молиться об этом. Но я сказала, чтобы мама даже не думала об этом. Это была не моя забота. Господь посылал меня, а значит Он позаботится обо всем. Встретив Якова Ивановича, я увидела, что он больше заинтересован мной. Я задавала сама себе и Богу вопрос, неужели Господь таким путём будет выполнять этот пункт в моей жизни. И, конечно, Господь мне ответил.

— И каким образом Вам Господь ответил?

Через других людей. Я жила и трудилась во Франции с миссионерами, старшим братом и сестрой. Они очень радовались моей переписке с ним.Когда он сделал предложение выйти за него замуж, я просила их молиться об этом вопросе. Они сказали, что уже знают ответ. Мы втроём молились об этом. Несколько недель я молилась и увидела, что Бог даёт мне мужа такого, с кем я могу трудиться для Него.

— Ваше замужество не помешало Вам дальше служить Богу?

— Я бы сказала наоборот. Он проповедовал, я ему помогала. Мы вместе стали петь. Я играла на аккордионе, а он — на гитаре.
Когда мы были готовы к свадьбе, мой папа предложил Якову Ивановичу, чтобы мы переменили наше служение из Европы в Южную Америку на радиостанцию «Голоса Анд». После молитвы Яков принял это.

— Между Вами и Яковом Шаленко не было конкуренции?

Никакой конкуренции не было, потому что я приняла, что, согласно Слова Божия, мой муж- глава семьи и старалась исполнять это.

— Как можно женщине принять, что муж глава?

— Мне было легко это принять, потому что я видела это в своей семье с мамой и папой. Мой отец был чудный муж Божий, а мать была женщина молитвы и всегда ободряла моего отца, уважала его, была счастливая женщина. Она стремилась показать, что он глава.

— Скажите, а нет ли какого-то чувства ущемлённости женского достоинства в том, что ты должна покоряться?

— Я должна сказать, что у меня был чудный муж, который был рад, что я могла помогать ему, и хотел, чтобы я трудилась. Он уважал мой труд, который я делала для Бога.

— У Вас не было ни разу такой ситуации, когда муж говорил, что это надо делать так, а Вы — по-другому. И как Вы это преодолевали?

— С молитвой. Нужно было подумать, побеседовать и в конце он играл главную роль, как это и должно быть.

— У вас были дети?

— Да,после нашей свадьбы родился сын, которого назвали Иван. Ему 40 лет. Он очень любит Господа. У него чудесная семья. Он преподаёт в школе.
У нас также есть дочь Лидия. Ей 38 лет, сейчас она вышла замуж и у нее две девочки: семилетняя и двухгодичная. Я полностью счастливая женщина.

— Скажите, как вы смотрите на роль женщины или сестры в церкви?

— Я думаю, что ей отведено очень важное место. Находясь в России 45 дней, я выступала 40 раз. Была в 9 разных городах и посетила 8 церквей. И в каждой церкви почти все женщины могут иметь общение в молитве, есть воскресные школы. Здесь есть возможность женщинам иметь служение.
Сестры, которые не выходят замуж, часто чувствуют себя забытыми или не знают, какая их роль в жизни, но если бы они взяли труд с детками, посещение старушек. Они смогли бы сделать это, ободряя друг друга.

— Как вы думаете, есть ли такие вопросы у сестёр, которые не смог бы понять брат, пастырь?

— Во всех церквах, которые я посещаю, провожу беседы. Приходят сёстры с вопросами, за советом. Бывает в жизни не то, что секретное, но что-то больное.Желательно посоветоваться, помолиться. Есть новообращённые, которые 3-4 года в церкви, они не знают, как себя вести в церкви, у них много вопросов.

— Какая особая черта, которая отличает русских сестёр от американских?

— Совсем разные понятия в жизни, нужды совсем другие. В Америке есть больше книг, которые ободряют сестёр, есть сёстры, которые разъезжают, изучают Библию, имеют семинары, сессии. Даже в страданиях мы не переживали того, что переживают сёстры вашей страны.

— На каком уровне, как Вы увидели служение сестёр в наших церквах ?

— Ваши сёстры молятся, а от этого растёт церковь.

— Увидели ли вы, что братья, служители церквей являются препятствием служению женщин в церкви?

— В некоторых местах братья боялись, что я приехала. В некоторых местах братья даже говорили: «Мы будем присутствовать на беседе!» Но я никаких секретов не делаю. Если сказать правду, то служение между сёстрами для меня тоже новое. Господь дал мне его после смерти мужа. Я жила с ним 40 лет, всё, что он ни говорил, я делала.

— Как вы смотрите на то место в Библии, где ап.Павел говорит: «Жёны в церкви, да молчат»?

— Когда меня пригласили приехать в СНГ, я решила поговорить с пастырем Василием Васильевичем Шаховым. Он мне указал на 1-е Тимофея 5 главу, 10 стих: «Известная по добрым делам, если она воспитала детей, принимала странников, умывала ноги святым, помогала бедствующим и была усердна ко всякому доброму делу».
Меня этот стих очень тронул, потому что я заведовала Домом престарелых, мне уже более шестидесяти лет, и я не только ноги, но всё умывала многим больным людям. И когда мы прочитали эти стихи, только тогда я приняла это приглашение ехать в СНГ служить Господу.

— Что касается лично Вас, Вы это объяснили, а что делать остальным сестрам-лидерам?

— Когда Господь открыл мне двери приехать сюда, я молилась и думала, о чём надо говорить сёстрам. И почувствовала от Господа, что надо брать из Библии жизнь женщин и изучать их жизнь. Читая Библию, я увидела, что Бог выбрал Мариамь, как первую женщину. И она была наравне с Моисеем и Ароном, и всё шло хорошо, когда она была в посте. И она вела женщин, была лидером вместе с Моисеем. Но потом она подумала, что лучше знает, чем Моисей. И вот тогда возникла проблема.

— Но она вела женщин или мужчин?

— Там написано, что она вела женщин. Я считаю, что она была лидером вместе с Моисеем, но проблема возникает, когда женщина начинает думать, что она наравне в Слове Божием, как мужчина. Мы, женщины, можем иметь служение, но никогда не должны быть выше, чем мужчины.

— Что бы Вы посоветовали женщине, которая оказалась на месте Мариамь ?

— Мариамь семь дней молилась, чтобы Бог простил ее грех. Он это сделал. Надо быть осторожной и делать столько, сколько Господь даёт, не больше.

— Спасибо Вам за то, что Вы ответили на вопросы и что бы Вы пожелали для читателей журнала?

— Моё сердце радуется, что имела возможность встретить многих по церквам. Я знаю людей, которые пережили много скорбей и остались верны Господу. Меня очень ободряет видеть новых обращённых в церкви, это подтверждает, что церковь в СНГ живая, счастливая. Одно, что бы я хотела пожелать всем — это радостную жизнь в Господе, хотя будут и есть проблемы и недостатки. Только Господь напоминает нам, что Он всегда с нами. Сегодня утром я читала в Старом Завете, где Господь напомнил и мне:» Я слепых буду вести по дороге, где они не были, и покажу свет в конце дороги». Мы можем не знать, какой будет наш следующий шаг, но, зная, что Он ведёт нас, мы уверены, что Он покажет свет в конце пути…