Спасен от медведя и вечной погибели

В одно раннее утро в мою квартиру позвонили. Открыв дверь, я увидел женщину, которая пришла пригласить меня в больницу к своему мужу. Он был в тяжелом состоянии. От нее я узнал, что муж ее сильно изуродован (обезображен) медведем и сейчас находится в тяжелом состоянии плоти и духа. Откладывать встречу было нельзя из-за серьезности положения. Мы договорились встретиться через три часа. Помолившись Богу, я пошел в больницу. Картину, которую я увидел, трудно передать словами.
Зайдя в палату, я увидел человека, лежащего лицом к стене. После того как я с ним поздоровался, он мне сказал: «Вы не пугайтесь меня, пожалуйста, я — человек, да, да — человек». Речь была непонятной, изо рта исходили слова, трудно понимаемые. Когда он повернулся, мои глаза увидели человека, лицо которого не было похоже на человеческое. Все оно было в бинтах. Я увидел, что у него нет носа и верхней челюсти, а глаза были закрыты бинтом. Руки больного были, как у восьмилетнего ребенка: тонкие, костлявые, но длинные. Немного успокоив его, мы познакомились. Звали его Женей. Он сказал, что ему нет еще и сорока лет.
Вот какую историю поведал он мне. Женя был лесником и жил с семьей в тайге. У него жена и трое детей. Очень часто он брал ружье и выходил на свой участок в тайгу. Жена его, Наташа, познакомилась с людьми, верующими в Бога, и начала посещать богослужения в их поселке. Сначала муж не замечал этого, но когда Бог коснулся сердца Наташи и она покаялась пред Господом в своих грехах, то об этом она рассказала своему мужу. С этого момента он начал препятствовать жене в посещении богослужений. Он всячески запрещал, угрожая ей. Наташа мучилась в сердце своем. Ей очень хотелось иметь общение, но муж был неумолим.
Однажды Женя собрался в тайгу обойти свой участок леса. Жена сказала ему: «Может быть, Женя, не ходи сейчас в тайгу, а то еще медведя встретишь», — сердце предсказывало что-то неладное, тревожное. На это Женя только посмеялся, взял ружье и вышел из дому.
Дальше Женя повествует о себе так: «Невдалеке от себя я увидел что-то подозрительное. Везде был снег, а под одним кустом было большое черное пятно. Когда я подошел ближе, то понял, что «пятно» живое. У меня проскользнула мысль — кабан. Но раздумывать долго не пришлось. Я моментально сорвал ружье и хотел перезарядить картечью, но не успел. Это оказался не кабан, а медведь-шатун. Не спалось ему зимой и он вышел на промысел. Как выяснилось позже, он наткнулся на лесных охотников и его ранили. Сейчас он сидел в засаде и прежде, чем я мог что-нибудь предпринять, он прыгнул на меня, и в какое-то мгновение я оказался на земле под медведем. Это произошло так неожиданно, что я даже не успел и испугаться. Мысль лихорадочно стучала в висках одно и тоже — ружье, зарядить ружье. Я защищался от медведя, лежа на спине, сломанным для перезарядки ружьем. Медведь одним ударом лапы подмял ружье под себя, и зубы лесного зверя впились в мое лицо. На какое-то мгновение голова медведя слилась с моей головой, и я почувствовал, что что-то горячее потекло по лицу — это была кровь. Медведь, сидя на моей груди, неторопливо жевал кусок мяса от моего лица. В моих ушах до сих пор стоит тот хруст.
Одной рукой я защищался от очередного укуса медведя, а другой пытался вставить патрон в ствол ружья, что мне и удалось сделать. Закончив жевать, медведь начал рвать зубами телогрейку на груди и рукав той руки, которой я защищался. Запах крови сделал свое дело, и медведь стал очень агрессивным. Он повторил прежний прием — подмял мою руку под себя своей лапой и откусил от моего лица еще один кусок. В голове пронеслась мысль, что третий укус будет смертью. Глазами я ничего не мог видеть, так как кровь залила все лицо. В этот момент моя левая рука, которой защищался, дотронулась до ствола ружья. Раньше одной рукой я не мог сломать ружья, теперь мне это удалось легко. Сломав его, я приложил последние силы, чтобы нажать на курок и выстрелить. Ружье было между мной и медведем. Сил не было совсем, но я не знал в то время, что Господь Сам защищает меня. Я выстрелил просто в воздух. Произошло просто чудо. Медведь, испугавшись выстрела, оставил меня. Я начал стрелять просто наугад. Вращаясь вокруг себя, я наткнулся на дерево и спиной прижался к стволу, а ружье держал на готове. В стволе был последний патрон, остальные были в рюкзаке, который потерялся в схватке с медведем.
Сколько так просидел, не знаю, потому что потерял сознание. Пришел в себя от нестерпимой боли, от которой, казалось, разрывалась голова. Сердце наполнила не тревога и грусть о том, что случилось, а большая радость от того, что остался жив. Не видя ничего перед собой, я пытался выйти на дорогу. В поисках ее я наткнулся на рюкзак с вещами, взял его. Меня охватила тревога от мысли, что рядом где-то может быть медведь. Постояв, подумав, я вспомнил, что путь должен идти через овраг, и решил идти в сторону оврага (по моему предположению). Я шел на ощупь, ветки деревьев преграждали путь, били по окровавленному лицу, и вдруг я полетел вниз кубарем. Так, оказавшись в овраге, я начал карабкаться наверх, натыкаясь лицом на разные препятствия. Овраг был не глубоким, но путь из него показался мне очень длинным и трудным. Я кричал, просил помощи, но никто меня не слышал.
Тогда я вспомнил о Боге. Хотя запрещал жене посещать богослужения, верить в Бога и читать Библию, у самого же глубоко в душе, когда прислушиваешься, было согласие с тем, что говорила жена о Боге. Впервые я обратился к Богу. Взывал я к Нему в отчаяньи, надеяться мне было не на кого больше. Выбираться из оврага мне очень мешали куски мяса, висевшие на моем лице. Я поискал нож в кармане, чтобы избавиться от лишних неприятностей, но оказалось, что я потерял его в борьбе с медведем. Это висевшее мясо было моим глазом, который все время болтался на окровавленном лице. Выбравшись из оврага, я пошел по направлению к дороге. Многолетний стаж работы лесником помогал мне правильно ориентироваться в тайге и без глаз. Много раз мне приходилось падать, терять сознание, подниматься и идти дальше. Несколько раз, когда я в отчаяньи обращался к Богу за помощью, то чувствовал на своем плече чью-то руку. Я останавливался, оглядываясь вокруг, и, ничего не видя, спрашивал: «Эй! Кто здесь? Отзовитесь!» — но ответа не было. Этот таинственный «кто-то» несколько раз брал меня за плечи и шел рядом. Я только теперь понял, что Бог послал ангела Своего, и тот вел меня, держа за плечи. Так с Божьей помощью я вышел на дорогу, которая вела в поселок. Но куда идти, направо или налево, я не знал, и опять молитва… Не успел закончить молиться, как услышал лай собак. Мысли о том, что недалеко поселок, придали мне новые силы.
Так я дошел до речки, ползком перебрался через мост, который был без перил, и наткнулся невдалеке на свой огород. Сердце радостно затрепетало в груди. Еще несколько шагов, и рука наткнулась на дверь моего дома. Войдя в него, я поставил ружье и закричал: «Жив, я буду жить!» Так как дома никого не было, то я решил пойти к соседям, тоже лесникам. Они сидели навеселе, но когда увидели меня обезображенного, хмель куда-то исчез. Они закричали: «Уходи, уходи отсюда! Кто ты такой!? Уходи!» Когда же признали за своего соседа, принялись ухаживать за мной. Вызвали с работы жену, сообщили в «Скорую» и спустя несколько часов мы с женой летели вертолетом в больницу.
Врачи, осмотрев, сказали, что у нас воскресенья не бывает, он уже не жилец. Сшивали мое лицо уже, как покойнику. Но человеческие планы не Божии — Он захотел подарить мне жизнь. Жена во время операции стояла на коленях и молилась Богу. Люди смеялись над ней, но она отвечала: «Мне так лучше: я молюсь». Профессор, который делал операцию, сказал, что ему даже Сам Господь Бог не поможет, у нас «медвежатники» почти не выживают.
Никто не верил, что человек, потерявший столько крови, с живой раной на лице и без глаз смог пройти пять километров по тайге без посторонней помощи, да еще и остаться жить. Но вот я жив. Я понял, что Господь наказал меня, но я понял и другое — Он любит меня. Я хочу примириться с Богом, но не знаю, как это сделать.
В палате нас было трое: Женя, Наташа и я. Мне понадобилось около часа времени, чтобы рассказать ему о Боге, Его любви к людям и об Иисусе Христе, как Он умирал на Голгофе за грехи людей. Женя узнал, как нужно обращаться к Богу, о раскаянии сердца, о чем говорить в молитве. Спустя некоторое время, молитвой наполнилась палата — двое на коленях и Женя на кровати. Дух Святой наполнил наши сердца радостью и миром. Уста Жени произносили молитву покаяния перед Господом первый раз. Молились все трое, благодарили за спасение души. Да, поистине дивные дела Господни! «Благо мне, что я пострадал, дабы научиться уставам Твоим» Пс.118:7. Молитва подобного рода исходила из уст Жени.
Слава Богу, еще одна душа спасена! После молитвы была очень трогательная сцена. Женя сказал своей жене: «Милая моя Наталья, не страдай, что Господь допустил мне такое испытание. Я нашел Господа Бога, я прощен. Бог использовал медведя, чтобы остановить меня в безумии моем. Я очень счастлив, дорогая, и мне ничего не страшно, что будет со мной далее. Буду ли я жить или нет, я уже навсегда с Ним». Рядом стояла заплаканная от радости и горя жена Наташа, обнимала и целовала Женю, говоря одно и тоже: «Я очень рада за тебя, что ты с Господом, я люблю тебя, Женечка. Слава Богу, слава Богу». Я стоял и смотрел на столь трогательную картину, а по лицу текли слезы.
Прошло с того времени 4 месяца, но Наташа не отходила от кровати мужа. Днем и ночью она была рядом, помогая своему любимому крепнуть духовно и телесно. Много было у меня с ними встреч, бесед и молитв. Слава Богу, Женя уже смог быть несколько раз на богослужении. Он вместе со своей женой готовится вступить в Завет с Господом посредством водного крещения, и этот день наступит тогда, когда Женя покинет больничную койку.
Не только в древние времена Господь через ослицу остановил Валаама, Он и сейчас употребляет подобных «ослиц», чтобы остановить некоторых.
Как хочется крикнуть на весь мир: «Люди! Остановитесь и не ожидайте встречи с Господом через «ослицу»!
Встреча с Богом должна произойти, но когда это будет и как, решать приходится каждому за себя.
P.S. От редакции: История Жени потрясла многих людей. Ужасно попадать в лапы разъяренного медведя. Но на сколько ужаснее быть в лапах дьявола, которого Писание называет рыкающим львом, быть в этих лапах всю вечность… Женя спасен от медведя. На данный момент он уже принял крещение, стал членом церкви. Его тело изуродовано, но он ожидает славного момента, когда Христос даст ему новое тело.