Разносторонняя ценность личности Христа

Часть теологии, касающаяся личности Иисуса Христа, называется христологией. Это самая важная, центральная часть. Не случайно в молитве «Верую» больше всего места посвящается личности Иисуса Христа. Все другие учения христианской веры держатся за Христа, как спицы за ось в колесе. Без христологии невозможна наука о Боге, о Его природе, о Его явлениях. Точно также без Христа мы не можем говорить о человеке, сотворенном по образу и подобию Божию. Христос является центром христианской веры и поворотным пунктом в отношениях человека с Богом.

Христология органично связывается с антропологией, наукой о человеке, который впал в грех, утратил былую славу и, будучи не в состоянии сам себе помочь, обращается к Богу, надеясь исключительно на Его милосердие. Христология выражает ответ на этот крик о помощи, говоря о Христе, как о мосте, перекинутом над пропастью, соединяющем грешного человека со Святым Богом. Этот посредник должен был быть особенной личностью… Приближаясь ко Христу, мы входим на святое место, мы сталкиваемся с глубочайшей, непонятной человеческому мышлению тайной.

Изучая христологию, мы должны продвигаться очень осторожно, с большим уважением и даже страхом. Хоть всю ее до конца мы понять не сможем, это не должно отбивать у нас охоту более полного познания Христа, величия Его истории спасения. Давайте же повнимательнее присмотримся к Личности, показанной в Новом Завете. Эта Личность составная, Ее нельзя выразить одним определением. В Новом Завете мы встречаемся с Иисусом Христом как с Сыном Человеческим, Сыном Божиим, Спасителем, Господом.

 

Иисус Христос

 

Это имя полностью подчеркивает природу и функции нашего Господа. В Новом Завете встречается отдельно как имя Иисус, так и имя Христос. Чаще всего эти два имени встречаются вместе. Давайте же обратим внимание на значение этих слов.

В 4-х Евангелиях имя Иисус употреблено более 600 раз. Это наиболее распространенное имя нашего Господа. Оно является Его собственным именем. Имя Иисус говорит о истинном человечестве нашего Господа. Во времена Нового Завета оно было очень распространено. Это греческая форма используемого в еврейском Ветхом Завете имени Иешуа (Исх.17:10; Зах.3:1). Новый Завет имя Иешуа называет Иисусом (Деян.7:45; Евр.4:8). Не только имена, но и задания этих двух людей были одинаковы.

Одним из друзей ап. Павла был Иисус, прозываемый Иустом (Кол.4:11), а чернокнижник на острове Кипр имел имя Вариисус (Деян.13:6). Некоторые переводы Евангелия отмечают, что Варавва имел второе имя — Иисус. Каким же драматическим предстает выбор Пилата между Иисусом Вар-аввой (Вараввой) и Иисусом, называемым Мессией (Матф.27:17)!

В период христианства евреи из-за ненависти к Христу не называли своих детей именем Иисус, христиане же не делали этого из уважения к этому имени.

В еврейском языке имя Иисус означает: «Бог является моей помощью», «Бог является моим спасением», «Помощь от Бога». «Родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их.» (Матф.1:21) Значит Иисус — это Спаситель, помогающий людям избавиться от греха. Он сделал то же, что и: «Силен был в бранях Иисус Навин и был преемником Моисея в пророчествах. Соответственно имени своему, он был велик в спасении избранных Божиих… чтобы ввести Израиля в наследие его.» (Сирах.46:1-2 (Апокрифы). Греки сочетали это имя со значением функции врача — врача человеческих тел и душ.

Иисуса называли также и Христом (греческий аналог еврейского «мессия») или помазанником Божиим, а связано это с тем, что в ветхозаветных временах при вступлении в сан священника, царя или пророка происходило помазание. Слово Христос не было именем собственным, а было титулом, должностью, обозначением достоинства. Заданием апостолов и евангелистов являлось убеждение и доказательство того, что Иисус является Христом или Мессией (Деян.9:22; 17:3; 18:5, 28).

Евреи с надеждой ожидали прихода Мессии, а когда Он пришел, они Его не приняли и распяли. Личность Иисуса из Назарета не оправдала их надежд.

Также длинна история и понятия «мессия», тесно связанного с заветом между Богом и Израилем. Еврейские тексты связывают Его происхождение с Давидом (Ис.11:1-10; Иер.23:5; 30:9; 33:15, 17, 22; Иезек.34:23; 37:24; Ос.3:5; Ам.9:11; Мих.5:2-5; Зах.12:8). В не синодальных книгах, иначе именуемых апокрифами (произведениями сомнительного авторства, приписываемыми уже давно не живущим личностям), Израильский Мессия описывается как великий воин, который гарантирует Своему народу мир и сделает его господствующим над другими народами. Это чрезмерное увлечение евреев апокрифической литературой и привело к тому, что они разминулись с истинным Мессией, Спасителем мира, а не только, как этого ожидали, добродетелем Своего народа; с духовной личностью, а не только материальной и преходящей. Этот истинный Мессия не уничтожает грешников, а изменяет их в святых людей.

 

Сын Человеческий

 

Иисус часто и подчеркивающе использовал это определение. Оно встречается 82 раза в Новом Завете и, кроме одного исключения (Деян.7:56), только в Евангелиях. Постоянно пользуется этим определением Сам Иисус. Он любит называть Себя Сыном Человеческим вместо местоимения «я» (Лук.9:58; Матф.11:19). Почему?

«Сын человеческий» в еврейском языке означает «человек». В таком значении это слово встречается в текстах: Числ.23:19; Ис.56:2; Иер.49:18; Пс.146:3; Иез.2:1; 3:1-4. Называя Себя Сыном Человеческим, Иисус подчеркивал Свое человечество, что Он был человеком, представителем всех людей. Однако в книге пророка Даниила Сын Человеческий — эсхатологическая личность, это прототип ласкового (доброго) мессии. В апокрифической книге Еноха Сын Человеческий является исполнителем Божьего суда и гнева.

Иисус использовал это определение при объяснении своей миссии (Лук.19:10; Марк.10:45). Понятие Сына Человеческого Он соединял со Своей будущей славой (Матф.24:27, 30, 44) и грядущим судом (Матф.13:41; 25:31-32; Лук.9:56; 21:36).

Но Сын Человеческий должен был страдать и умереть на кресте (Лук.24:7) и поэтому Петр сказал: «Господи! Да не будет этого с Тобою!» (Матф.16:22). Это было чем-то неправдоподобным и, казалось, что это невозможно. Но хотя это было непонятно человеческому мышлению, в Своей личности Иисус соединил эти два мира (ср. Пс.2:8-9; Ис.42:1 и Мар.1:11).

 

Сын Божий

 

Это определение у первых христиан являлось самым важным. Марк начинает свое Евангелие словами: «Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божья.» (Марк.1:1). Условием крещения по вере и принадлежности к церкви было утверждение: «Верую, что Иисус Христос есть Сын Божий.» (Деян.8:37). Иоанн пишет: «Сие написал я вам, верующим во имя Сына Божья, дабы вы знали, что веруя в Сына Божья, имеете жизнь вечную» (1 Иоан.5:13).

В Евангелии от Иоанна Иисус часто говорит о Боге как о Своем Отце (Иоан.5:21-23; 6:40). Это утверждение Иисуса обвиняло Его в глазах евреев (Иоан.5:17-18), которые говорили: «…Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим»  (Иоан.19:7), а толпа возле креста и первосвященники с книжниками насмехались над Ним в связи с Его утверждением, что Он Сын Божий (Матф.27:43).

Весь Новый Завет говорит о Иисусе как о Сыне Божием (Рим.1:3). Апостолы возвещали это в Коринфе (2 Кор.1:19). Павел жил верой в Сына Божия (Гал.2:20). Познание Иисуса как Сына Божия свидетельствует о христианской зрелости (Еф.4:13). О Боге чаще всего говорится как об Отце Господа нашего Иисуса Христа (Рим.15:6; 2 Кор.1:3).

 

Спаситель

 

Ни одно определение Иисуса Христа не является таким близким и дорогим сердцу каждого христианина, как это. Мир, в который пришел Иисус, с надеждой ожидал Спасителя, который избавил бы его от греха и боязни смерти, одарил покоем и безопасностью. Таких «спасителей» видели в императорах и мифических божествах.
В Старом Завете слово Спаситель относится прежде всего к Богу (Ис.45:15, 21; Втор.32:15; Пс.24:5; 79:9; Мих.7:7; Авв.3:18). Спасение — мир и успех, освобождение и победа, освобождение как в политике, так и от греха (Пс.51:14).
В Новом Завете Бог все также Спаситель (Лук.1:47; 1 Тим.2:3). Иисус пришел в мир не для того, чтобы изменить отношение Бога к человеку, но чтобы раскрыть Его человеку. Иисус тоже Спаситель (Лук.2:14; Иоан.4:42). Это подтверждает не только Евангелие, но и послания апостолов: Фил.3:20; Еф.5:23; Тит.1:4; 2 Петр.1:1-11; 1 Иоан.4:14.
Он Спаситель, так как спасает в опасности (Матф.8:35), лечит больных (Лук.8:48), сохраняет от смерти (Евр.5:7), помогает перед судом (Деян.2:47). Понятие спасения очень широкое: связывается оно непосредственно с Христом (Рим.10:13), а получается оно по благодати Божьей (Еф.2:5-8) через веру (Лук.7:50), происходит через Слово Господне (Иак.1:21) и охватывает прошлое, настоящее и будущее. Иисус является Спасителем, которого ожидает мир и в котором он всё еще нуждается.

Господь

Это наиболее популярное определение Иисуса. Оно встречается более 200 раз только в посланиях Павла. Слово Господь, прежде всего, выражает авторитет — это господин, в противоположность раба. Он также является авторитетом в области морали. Таким определением язычники называли своих богов.
Слово Господь обычно относится к Богу. Особенно после воскресения слово Господь, по отношению к Иисусу, индетефицировало Его с Богом (Деян.2:26). Он является нашим Богом и Спасителем Иисусом Христом (2 Петр.1:11; 2:20; 3:2; 3:18). Его царское величие и слава не угнетают, но поднимают и спасают человека.
Слово Господь обычно связывают с триумфом Иисуса (1 Кор.1:7; 2 Фес.1:7). Христианин ожидает возвращение Иисуса Христа (1 Тим.1:18); приходящий Господь является его надеждой (1 Фес.2:19; 3:13; 5:23). Господь близко (Фил.4:5; Иак.5:8).
Сын Человеческий является также и Господином субботы (Марк.2:28). Он так относится к субботе и закону, как солнце к горящей лампочке. Природа света может быть та же, но степень и время другое (2 Кор.3:7-18). Слово Иисуса является окончательным, заканчивающим все дискуссии.
Есть только один Господь (1 Кор.8:5-6). Преклонится пред Ним всякое колено (Фил.2:10). Одним из условий спасения является исповедание: Иисус есть Господь (Рим.10:9). К этому нас приводит Святой Дух (1 Кор.12:3). Один Господь, одна вера, одно крещение (Еф.4:5).

Другие определения

Иисус также представлен как «неизреченный дар» (2 Кор.9:15), которого не выразить человеческим языком. Поэтому Священное Писание заключает в себе еще много определений Его личности.
Он представлен просто как Бог (Иоан.1:1, 18; 20:28; Евр.1:8-9). Ап. Петр говорит о достигнутой вере «по правде Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа» ( 2 Петр.1:1). Иоанн решительно говорит, «что Сей есть Истинный Бог и жизнь вечная» (1 Иоан.5:20). Это подтверждает и Откровение 1:13-16, и послания Павла (Фил.2:6, 8; Рим.9:5; Кол.2:2; Тит.2:13; 1 Тим.3:16). Воздавание чести Иисусу есть почитание Бога Отца (Иоан.5:23).
Иисус также человек (Иоан.4:29; 9:11; Деян.2:22; 1 Тим.2:5). Он испытывал все человеческие желания и чувства: голодал и жаждал, сочувствовал и гневался, чувствовал боль.
Сын Давида — это наиболее употребляемое в еврейском обществе, укоренившееся в истории и традиции определение. Давид считался идеалом и примером будущего царя. Иисус происходил из рода Давида (Лук.1:32; Рим.1:3; 2 Тим.2:8), поэтому Его называли Сын Давида (Матф.9:27; 12:13; 15:22; 21:9, 15).
Иисус говорил о себе также, употребляя эпитеты, понятные простому человеку. Одним из них является образ Доброго Пастыря. Бог был Добрым Пастырем Израиля (Пс.80:1; 95:7; 100:3; Ис.40:11). Иисус ищет потерянную овцу (Матф.18:12), Его растрогала толпа, не имеющая предводителя (Марк.6:34). Иисус — Добрый Пастырь (Иоан.10:1-14), пастырь душ (1 Петр.1:25), великий пастырь овец (Евр.13:20). Как характер, так и миссия Иисуса Христа отвечали функциям пастыря: Он ведет людей к Богу, ухаживает за ними, утешает, кормит, гарантирует безопасность.
В своем окружении Иисус воспринимался как пророк (Лук.4:24; 13:32-33). Этот пророк послан Богом и полностью принадлежит Богу. Все функции пророка проявлялись в жизни и деятельности Иисуса.
Возвещая приближение Царства Божья, Иисус представил Себя как Царя (Матф.22:2; 18:23; 25:34) — потомка и наследника на троне Давида (Лук.1:32-33). На это указывал и Его триумфальный въезд в Иерусалим (Зах.9:9; Лук.19:38). В этом, собственно, Он и был обвинен и осужден на смерть (Лук.23:2; Деян.17:7 ср. Матф.27:11).
В Деяниях апостолов 4:11 Петр называет Иисуса главным угловым камнем (ср.Лук.20:17-18; Матф.21:42) У Павла это камень преткновения (Рим.9:32-33) или краеугольный камень жилища Божья (Еф.2:20). Камень, пренебреженный человеческими авторитетами, но избранный Богом для поддержания всего строения (1 Петр.2:4). Это камень, разбивающий вавилонский истукан и ставший великой горою, наполняющей всю Землю (Дан.2:31-35).
Иисус также представляется как жених Церкви (Матф.9:14-15; Еф.5:22-23; Откр.19:7), хлеб жизни (Иоан.6:35, 48, 51), свет миру (Иоан.8:12), дверь (Иоан.10:1-9), виноградная лоза (Иоан.15:1-11), дорога, правда и жизнь (Иоан.14:6), воскресение и жизнь (Иоан.11:25-26), судья живых и мертвых (2 Тим.4:1; Рим.2:16), Агнец Божий (Иоан.1:29, 36), Посланник и Первосвященник исповедания нашего (Евр.3:1), предтеча (Евр.6:20), посредник (1 Тим.2:5; Евр.12:24), дающий жизнь (Деян.3:15; 5:31; Евр.2:10; 12:21), первосвященник (Евр.7:26-27), Святой и Справедливый (Деян.3:14; 7:52), тот, который должен прийти (Откр.1:8; 4:8), Аминь (Откр.3:14), Альфа и Омега, начало и конец (Откр.1:8; 21:6; 22:13), голова тела, т.е. Церкви (Кол.1:18), образ Бога (2 Кор.4:4), рожденный прежде всякой твари (Кол.1:15 ср. Откр.3:14), звезда светлая и утренняя (Откр.22:16).
Такие имена и определения Иисуса, заключающие в себе как божественные, так и человеческие элементы, ставят Его над всеми людьми, а одновременно Он является полностью человеческим. В Нем укрыты два мира и собственно это и удивляет нас и вводит в круговорот чувств и мыслей. «Современникам Иисуса свойственно удивление: толпа не понимает, не может себе объяснить, почему Он скрывается, когда Его хотят сделать царем (Иоан.6:15). Его враги должны были признать, что не понимают того, что Он говорит (Иоан.7:33-36). Его друзья удивлены реакциями, непонятными им (Лук.2:48-50; Марк.3:31-35; Иоан.7:1-9; 16:17-18, 25). Обычное отношение людей к Иисусу выражается в вопросе фарисеев: «Долго ли Тебе держать нас в недоумении? Если Ты Христос, скажи нам прямо.» (Иоан.10:24). Вся жизнь Иисуса Христа — это вопрос человеку, встретившемуся с Ним, приглашение переступления видимого аспекта, чтобы, за ним открыть славу, сокрытую в Нем, тайну Его личности».

Константин Вязовский