Обновление в общении с Богом

Виталий Николаевич Соболев родился 21 марта 1974 года в христианской семье потомственных баптистов в г.Ессентуки, Ставропольского края. Закончил химический колледж в г.Невинномысске, Ставропольского края, а также Московский богословский институт ЕХБ (учился 5 лет, бакалавр пасторско-миссионерского служения) и Московскую богословскую семинарию ЕХБ (4 года, магистр богословия). Женился в 1998 году на Ольге из верующей семьи. Дети: Анна – 15 лет, Роман – 12 лет и Леон – 6 месяцев.
Начинал служение в церкви г.Невинномысска в качестве музыканта, там же сказал свою первую проповедь. Переехал в 1993 году с родителями в г.Челябинск с целью создания новой церкви. Помогал отцу в служении: был молодежным руководителем, диаконом, музыкантом, редактором молодежного журнала. Впоследствии избран координатором молодежи ЕХБ на Урале, а потом помощником председателя Российского Союза ЕХБ по молодежному служению.
В 2000 году был избран Челябинской церковью на пасторское служение. В настоящее время первый пастор этой церкви, и член координационного Совета при главе города по связям с общественными организациями.

 

Крынiца жыцця: Виталий Николаевич, какие ассоциации, связанные с весенним обновлением земли, сохранились в Вашей душе с самого детства?

Виталий Соболев: Весна – моё самое любимое время года, возможно, потому что я родился весной и мое имя, Виталий, значит — жизненный. Очень люблю наблюдать жизнь во всех её проявлениях. Это невероятное чудо, в котором можно увидеть Бога!
Конечно, это также очень напоминает процесс духовного пробуждения, когда черствая душа грешника начинает оттаивать в лучах Божьей любви и пробуждается для новой жизни. Это потрясающе! Это реальные чудеса! К этому невозможно привыкнуть и ради этого стоит жить!

 

КЖ: Когда и как произошло духовное пробуждение в Вашей душе?

ВС: С детства я для себя определил, что если буду христианином, то настоящим. Где-то с 12 лет Бог начал касаться моего сердца. Я стал ощущать себя грешником, нуждающимся в Божьем прощении.
В это же время в моей жизни усилился и другой голос, который звал меня в мир, описывая в радужных красках его удовольствия. Мне стыдно об этом говорить, но я стал пробовать грехи этого мира. Но чем больше я касался мирского, тем большее отвращение испытывал к нему в душе. Бог позволил мне убедиться, что в греховных прелестях нет никакой радости.
С каждым годом борьба во мне усиливалась, и я уже чувствовал внутри себя, что у меня выход один – доверить свою жизнь Христу. На одном из обычных богослужений, когда мне было 17 лет, Бог коснулся меня так сильно, что я больше не мог сопротивляться. Я капитулировал перед Господом, признал свои грехи и покаялся. Это был действительно поворотный момент в моей жизни. С тех пор я больше не оглядывался на мир, и за все 24 года моей христианской жизни не было ни одного мгновения, чтобы я пожалел о своем жизненном выборе!

 

КЖ: Была ли в Вашей жизни унылая пора, когда казалось, что все рушится, нет никакого смысла в борьбе с грехом, в самом христиансве и как Вы это преодолели?

ВС: В моей жизни действительно были моменты отчаяния, когда мне казалось, что я не смогу научиться жить в послушании Богу и святости. Но я никогда не допускал мысли, что надо опустить руки и плыть по течению или, что еще хуже, уйти в мир, отдавшись греху. Я понимал, что у меня один выход — просто продолжать борьбу, и, что Бог способен совершить окончательную победу во мне.
Конечно, на этом этапе я читал Библию и книги в поисках ответов. Помню, что однажды в отчаянии сказал Богу такие слова: «Бог! Я люблю Тебя и не могу жить без Тебя, но я никчемный христианин и заслуживаю самой ужасной участи! Я не способен справиться с собой! Я ненавижу себя! У меня ничего не получается! Но, Господи, знай, что даже если я останусь таким никчемным, я все равно буду цепляться за Тебя и идти за Тобой. Если не получится идти, буду ползти… Даже если у меня никогда ничего не получится. Даже если Ты будешь каждый раз меня отталкивать от Себя. Мне просто некуда больше идти! У меня нет вариантов! Мне нужен только Ты, и я знаю, что без Тебя я пропаду совсем!» Эта решимость помогала мне идти дальше и преодолевать отчаяние.

 

КЖ: Твердая решимость, наверное, не единственное средство, которое помогало Вам преодолевать кризис в духовной жизни?

ВС: Мне очень сильно помогали молитвенные прогулки. Часто ночью я шел гулять по ночному городу или уходил в лес (мы жили на окраине города) и там я кричал и вопиял к Богу о своем бессилии. Я умолял Его что-то сделать со мной. В молитве я отдавал себя всецело Богу, отказывался от всего и готов был умереть, только бы видеть Божью славу и победу в моей жизни! И Бог взялся за меня. Он стал допускать такие обстоятельства в моей жизни, которые начали ломать моё греховное «я», изменять мой характер. Был момент, когда мне казалось, что я уже умер и меня нет, есть только тело, пока еще живущее. В тот момент ушло все из моей жизни, все интересы померкли, остался только Бог. И тогда я говорил Богу: «Если ты можешь из этой пустоты и ничтожества что-то сотворить, то сделай, если же нет, то забери жизнь мою: я больше ничего не хочу!» Это было переломным моментом. Впоследствии я удивлялся многим переменам в моем характере. Я стал видеть Божью славу в моей жизни, Его твердую руку, ведущую меня, Его великую силу. Конечно, вся наша жизнь полна искушений и переживаний, мы никогда не застрахованы от ошибок и прегрешений, но именно тогда я стал понимать слова апостола Павла «Я сораспялся Христу» и «уже не я живу, но живет во мне Христос».

 

КЖ: Как Вы справились с чувством вины пред Богом и тяжестью собственного греха?

ВС: До сих пор огромную силу для победы мне дает истина о благодати и милости Божьей! Всякий раз, когда я в отчаянии падал и не имел сил подняться, благодать Божья поднимала меня. Я вспоминал о том, что во Христе Бог явил благодать Свою, то есть расположение ко мне независимо от количества моих грехов и моего неумения жить святой жизнью. Бог настолько сильно любит меня, что послал Своего Сына Иисуса Христа, чтобы Он взял на Себя все мои грехи – прошлые, настоящие и будущие. Как бы я не согрешал, Христос уже покрыл мои грехи и заплатил за них. Если бы не благодать Божья, у меня бы не было надежды и шанса. Я бы постоянно ходил под гневом Божьим. Каждый раз в отчаянии я словно видел протянутую руку моего Спасителя, который говорил мне: «Вставай! Пойдем дальше! Давай снова пробовать, учиться!» И никакого осуждения или укора! Я ненавидел себя, а Бог любил меня! Я не мог простить себе то, как я поступал, а Бог снова прощал меня! В благодати Божьей заключена невероятная сила.

КЖ: Часто молодые люди терпят кризис перед или во время вступления в брак. Было ли такое в Вашей жизни, и как Вы нашли свою вторую половину?

ВС: В этот период я помню только один кризис – я больше не мог жить жизнью холостяка. Я был погружен в служения, в церкви жизнь кипела, но я начал чувствовать своё одиночество. Ни родители, ни друзья, ни церковь, — никто не мог дать мне того, что искала моя душа. Сначала я не мог это объяснить. Просто плохо мне и всё, отчего не знаю. Подсказала мама. Глядя на меня, она сказала всего лишь одну фразу из Библии «Не хорошо быть человеку одному».
Надо сказать, что, как молодежный руководитель в церкви, я старался отстраняться и избегать любых отношений с сестрами, которые могли бы привести к привязанности или увлеченности кем-то. Я верил, что всему своё время, и Бог покажет мне, когда пробьет нужный час. И вот это время наступило. В какой-то момент я вдруг «увидел» рядом сестру, которая долгое время была верной помощницей мне в молодежном служении. Она каким-то неведомым образом проникла ко мне в душу так, что я не мог не думать о ней. Я пытался отстраниться от этих чувств, считая, что они мне мешают служить Богу. Раньше по моим молитвам Бог легко убирал симпатии к сестрам, если они возникали, но в этом случае чувства только усиливались. Чем больше я молился и спрашивал Бога, тем больше росла во мне уверенность, что Сам Бог хочет соединить нас. В какой-то момент Бог ясно открыл мне, что это действительно Его план. Даже сейчас, прожив с женой уже 17 лет, я восхищаюсь тем, как Бог удивительным образом соединил нас! Такое может делать только Он!

 

КЖ: Что послужило определяющим фактором, повлиявшим на Ваше решение стать священнослужителем?

ВС: Я не собирался быть пастором. Не помню, чтобы я мечтал об этом. Но служить Богу я хотел всем сердцем. Почему-то все мои мечты были в то время связаны с молодежным служением. Спустя время появилась еще одна мечта – быть евангелистом.
Потом как-то беседуя с отцом, я поделился своими размышлениями о своем будущем, и он мне сказал, что я по призванию пастор. Помню я тогда сильно возражал и решительно сказал «нет» этому служению. И после этого в моей жизни начались проблемы. Как будто небо закрылось. В служении не было успеха. Все валилось из рук. В голове хаос. В какой-то момент я зашел в пасторскую комнату, когда там никого не было, и в отчаянии взмолился: «Господи, что происходит со мной? Что я не так делаю?» И услышал ответ: «Ты же сказал Мне «нет»!» Это было, как гром среди ясного неба. Я рухнул на диван в слезах и стал молить Бога простить меня.

 

КЖ: И после этого Вы уже были утверждены в пасторском призвании?

ВС: Когда я стал пастором, после отъезда моих родителей, у меня оставались сомнения относительно моего призвания. Я думал, что, возможно, пасторское служение тоже временное служение, я должен его совершать до определенного времени, а дальше Бог пошлет меня на миссию.
Были и другие вопросы, с которыми я хотел в своей жизни разобраться. И я ушел в лес. Взял палатку, сел на междугородний автобус и где-то в уральских горах попросил высадить меня на трассе. Затем пешком пошел в ту сторону, где была уральская тайга и меньше всего людей. Мне хотелось оказаться глубоко в глуши, в диких местах, чтобы остаться наедине с Богом. Я остановился на берегу высокогорного озера, неподалеку от медвежьей берлоги (как я потом узнал), и там провел 10 дней без еды, целыми днями читая Библию и разговаривая с Богом. Я читал Библию так много, что чуть не потерял зрение. Днем и ночью ходил по берегу озера и задавал Богу мои вопросы, размышлял над Словом Божьим и заучивал его наизусть. Это было настолько потрясающее время! Там Бог дал мне ясность относительно моего пасторского призвания. И после этой «горы» мое служение сильно изменилось. Сейчас я считаю пасторское служение самым лучшим служением из всех служений! Я счастлив, что Бог призвал меня быть именно пастором! Я хотел бы быть пастором до конца своей жизни, если, конечно, в этом будет Его воля!

 

КЖ: Какое влияние на Ваше формирование, как христианина и служителя, оказали родители?

ВС: Мой отец на меня оказал огромное влияние. Он удивительный человек! С молодости он мечтал быть служителем Божьим. И когда он стал им, я всегда удивлялся его вере и дерзновению. Он служил Богу посвященно, искренне, никогда не искал своего, шел на многие жертвы, готов был положить душу за Христа и Бог всегда благословлял его. В нём не было никакого лицемерия или корыстолюбия.
Всё это стало образцом для меня. В процессе моего формирования, как служителя, его пример и его советы были для меня очень важны. Особенно когда я стал пастором в общине после отца. Мне тогда было 26 лет, в церкви 400 членов, большая ответственность и мало опыта. К тому же сам я был еще духовно неустойчив. Но других служителей не было и мне пришлось многому учиться на ходу. Помощь и советы отца были для меня незаменимыми.
А мама моя была всегда хорошей помощницей отцу. Она создавала домашний уют, который был необходим всем нам. Она замечала в нас, детях, то, что беспокоило нас и чего не видел отец. С ней было легко поговорить по душам, она умела поддержать. О многом мне было проще поговорить с мамой, так как она легко улавливала тонкие настроения души. Я благодарен Богу за моих родителей!

 

КЖ: Что Вы можете сказать о своей жене? Не было ли у Вас проблем в семейной жизни из-за служения?

ВС: Могу однозначно сказать, что у нас с женой никогда не было проблем и конфликтов из-за служения. Моя жена полностью разделяет мои цели и стремления и поддерживает меня во всем. Она вообще совершенно не конфликтный, не обидчивый и не требовательный человек. Более того, Бог ей дал особый дар. Она настолько сияет положительной энергией, если так можно сказать, что люди к ней тянутся, чтобы зарядиться от неё. Это просто подарок от Господа для меня. К тому же с самого начала моего служения она является моим секретарем. О лучшем секретаре и помощнице я не могу и мечтать.
Так что моя жена просто идеальная пасторская жена! Она везде успевает — и дома, и в церкви, и у нас полное единодушие во всем.

 

КЖ: Как складываются Ваши отношения с детьми? Не допускают ли они поступков, компрометирующих Ваше служение?

ВС: У служителя всегда есть искушение пожертвовать семьей ради служения. Это может выглядеть очень духовно, но на самом деле это недопустимо. Отцу-служителю крайне важно уделять достаточное внимание своим детям. И не формальное внимание, а по-настоящему дружить с ними, иметь доверительные отношения.
Моя дочь недавно приняла крещение и на пути к этому решению я ей помогал, но не столько как пастор своими наставлениями, сколько как отец просто общался с ней один на один. И она мне раскрывала душу, делилась сокровенным, а я старался её понять и не осуждать.
С сыном у меня особые отношения. У нас есть общее увлечение – мотоциклы. Мы можем часами обсуждать это увлечение, ремонтировать мотоциклы вместе и, конечно, кататься. Вокруг этого у нас складывается дружба. И хотя ему всего 12 лет, мы можем на равных просто рассуждать о жизни, шутить и смеяться. Если я чувствую, что наши отношения становятся недостаточными, то я по очереди приглашаю их в кафе, и мы проводим целый вечер вместе, один на один, беседуя обо всем. Они открывают мне свое сердце, а я им свое.
Мне кажется, что именно такие доверительные и уважительные отношения с детьми есть хороший стержень, способный удержать детей от недостойных поступков, позорящих семью и отца-служителя.
Если пастор не способен полагать свою жизнь и бороться за души своих детей, то вряд ли он сможет подвизаться за других.

 

КЖ: Расскажите немного о церкви, какой она была, когда Вы приняли пресвитерское служение.

ВС: Мой отец прослужил пастором в созданной церкви 7 лет. Это был в основном миссионерский период, а также период первых попыток каким-то образом обустроить с уверовавшими людьми церковь. У моего отца это был первый опыт создания новой церкви. Я очень благодарен ему, что он был достаточно смелым и гибким, чтобы ответить на вызовы времени и запросы людей той поры, в том числе и молодежи.
Но в стремлении построить современную и живую церковь неосознанно были сделаны некоторые ошибки, которые со временем дали о себе знать. Многое доверялось молодым и неопытным братьям, с надеждой, что они через это научатся и возрастут. Людям предоставлялась чрезмерная свобода, например, иметь свои личные богословские взгляды, что давало возможность им влиять на других и распространять свои взгляды в церкви. И когда я стал пастором, мне нужно было как-то со всем этим справиться. Это был крайне сложный период, но я видел Божью руку, действующую в церкви и в моей жизни.

 

Виталий Соболев

КЖ: Что из себя церковь представляет сегодня? Насколько она изменилась и соответствует современным вызовам?

ВС: Церковь стабильна, единодушна, в ней много обученных и верных служителей. Я, как пастор, перестал быть «пожарником». В церкви нет критических или кричащих проблем. Она здорова духовно, растет и развивается. В церковь практически на каждое богослужение приходят новые люди. У нас замечательная команда служителей, с которыми мы постоянно ищем Божьей воли и желаем жить по Божьему плану. Бог совершает много удивительных дел в церкви, и я получаю много радости, наблюдая за тем, как церковь растет. Более того, я воодушевлен тем видением, которое открывается дальше, и что Бог может сделать через церковь.

 

КЖ: Не секрет, что в России на государственном уровне отдается предпочтение традиционным конфессиям. Какие отношения у вашей церкви сложились с властями в городе? Чувствуется ли ущемление ваших прав и свобод и как церковь на это реагирует?

ВС: И в этом вопросе я должен также отдать должное своему отцу. Он в свое время установил добрые отношения с представителями власти, и наша церковь за годы своего существования стала одной из самых уважаемых в городе. Я лишь продолжил это дело.
Мы никогда не чувствовали, чтобы нас ущемляли в чем-то представители власти. Порой они даже ставят в пример нашу церковь другим, в том числе, православным. Но мы не выпячивали себя, чтобы не раздражать никого, стараясь делать свое дело тихо, отдавая всем должное. Конечно, в нашей стране отдается предпочтение православной церкви. Но чтобы нас стали уважать, нужно не права качать, а заслуживать авторитет благочестивой жизнью и совершением полезного труда на благо общества.

 

-Соболев4

 

КЖ: Занимается ли ваша церковь насаждением церквей в других местах?

ВС: Церкви должны умножаться естественным образом. Мы разработали такую систему духовного воспитания членов церкви, которая состоит из нескольких уровней. Несколько лет мы уже применяем её и начинаем наблюдать удивительные результаты. Растёт большой потенциал братьев, которые очень скоро могут стать, а некоторые уже стали, служителями церкви и миссионерами. Пасторская команда выросла до 6 человек. Диаконский состав включает в себя 17 человек. Еще 20 братьев духовно созревают, учатся и завтра могут стать миссионерами и служителями.
За последнее время одна прекрасная церковь в другом районе города была создана естественным образом. Другая домашняя группа в пригороде Челябинска постепенно превращается в самостоятельную церковь. Несколько братьев сейчас готовятся к миссионерству, как минимум еще в двух точках. Бог побуждает нас заниматься также зарубежной миссией. Только сейчас мы начинаем наблюдать результат тех вложений, которые мы делали в процесс воспитания членов церкви. Всё еще не работает в полную силу, но результаты уже обнадеживающие.

 

КЖ: Так как Вы трудитесь пастором продолжительное время, нет ли у Вас определенной духовной усталости, равнодушия и застоя в духовной жизни?

ВС: Были у меня и кризисы, и усталость, и депрессии. За время своего пасторства были моменты, когда мне казалось, что я задыхаюсь и больше не могу совершать это служение. А когда в церкви видишь застой и отсутствие роста, то наваливается депрессия. Но я никогда не опускал руки и начинал искать, анализировать, и самое главное, искать лица Божьего, Божьих ответов и Его руководства. Я верил, что так не должно быть, и есть выход.
Мы время от времени проводили ночные молитвенные собрания. И делали это как обычно: составлялась программа, чередовались выступающие, нужды группировались соответственно цели и выделялось определенное время для молитвы. Но почему-то это не работало так, как хотелось. Однажды мы собрали лидеров и просто сказали, что у нас нет программы и мы будем просто искать лица Божьего, мы будем ожидать, чтобы Бог повеял на нас Духом Святым. В тот вечер Дух Святой посетил нас так, что все мы были объяты духом молитвы. Мы все пали ниц, плакали и непрестанно молились. Непрерывная горячая молитва продолжалась около 3 часов. Это было мощное духовное обновление.
Когда мы своими силами совершаем служение, мы будем сильно уставать. Усилий будет много, а результат «копеечный». Но когда начинает действовать Дух Святой, то происходит все наоборот. В этом и кроется часто причина наших разочарований и депрессий.

 

Виталий Соболев

 

КЖ: Как Вы думаете, какие есть причины того, что члены церкви впадают в тяжкие грехи, запутываются в них и побеждаются ими?

ВС: Думаю, что те, кто по-настоящему пережили встречу с Господом, глубоко обратились и возродились свыше, вряд ли так легко впадут в грехи, особенно тяжкие. Очень многие люди становятся христианами, только по мировоззрению. Но в жизни они так и не видели реальных чудес Божьих, они узнали многое о Боге, но не познали живого Бога. Когда в их жизнь приходят искушения, они не способны противостоять им, потому что в них нет Духа Святого и Его силы. Таким людям нужен живой Христос.
Некоторые христиане попадают в ловушку греха, потому что недостаточно наставлены и научены или в нужное время не получили должного наставления.
Другая причина духовного падения многих христиан – это отсутствие духовных наставников и вообще наставничества в церкви. Пастор и диаконы есть, а наставников нет. Нет более зрелых христиан, которые несут попечение о незрелых. Такие наставники могут вовремя заметить проблему и оказать помощь.
Но даже при всех наших усилиях и правильном устроении внутренней жизни церкви, некоторые верующие делают осознанный выбор в сторону греховной жизни. И это их выбор, и их право. Церкви только приходится констатировать факт, что человек духовно охладел и потерял интерес к жизни с Богом.

 

КЖ: Может быть кто-то из таких запутавшихся в грехах христиан читает это интервью. Что Вы бы могли ему посоветовать?

ВС: Я бы посоветовал просто искать Бога, искать встречи с Ним. У Бога много милости и благодати, и Он никогда не отвергает сокрушающегося грешника. Никогда не поздно начать жизнь заново. Когда Сам Бог касается сердца и говорит к человеку, все проблемы начинают решаться и узлы развязываться. Что-то сразу, что-то спустя время. Но Бог может восстановить по кусочкам и склеить разбитую жизнь.
Но самое главное в жизни – это познание Бога, личная встреча со Христом, личное познание и переживание Его присутствия в жизни. Я верю, что тот, кто познал Христа, кто был очевидцем Его величия и славы, кто пережил величайшую радость и восторг от общения с Ним, — тот никогда не захочет греха и греховной жизни. Подумайте над словами апостола Иоанна:
“Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает; всякий согрешающий не видел Его и не познал Его” 1Ин.3, 6.

 

Виталий Соболев