Блаженство прощения

Псалом 31:1-5
«Блажен, кому отпущены беззакония и чьи грехи покрыты!
Блажен человек,которому Господь не вменит греха…»
Так Давид начинает один из своих самых известных псалмов. Он не в силах скрыть охватившей его радости. Сегодня у царя Давида действительно радостный день. Нет, он не получил известие о победе над филистимлянами и у него не родился в этот день наследник престола. Бог сотворил в нем чистое сердце. «Веселитесь о Господе и радуйтесь, праведные! — восклицает он. — День и ночь тяготела надо мной рука Божия», теперь же она подкрепляет меня и ведет на злачные пажити.
Счастлив человек, которому отпущены беззакония и чьи грехи покрыты. Да, счастлив не тот, кто просто забыл свои грехи, не тот, кто отвлекает свой ум от сделанных грехов, не тот, кто может временно скрыть последствия греха, а тот, кому Бог простил грехи.
Церковь назвала 31-ый псалом покаянным. И такое название соответствует содержанию псалма. В нем — история покаяния. «Я согрешил, — сообщает автор, — потом пытался скрыть грех, но это так измучило меня, что я вынужден был раскаяться».
И этот псалом близок всем нам, потому что мы сопровождаем автора в пути греха и соучаствуем в сокрытии прегрешений. Но следуем ли ему в покаянии?
И этот псалом дает надежду всем согрешающим, а, значит, и всем нам. Блаженство прощения можно получить независимо от величины и рода греха. Слова беззаконие, грех и преступление, употребленные в этом псалме для обозначения понятия «грех», охватывают весь спектр грехов. Беззаконие говорит об отсутствии уважения к Богу. Совершить грех — свернуть с пути, ошибиться, не попасть в цель. Можно сказать, повторив слова апостола Иакова, не сделать добро, когда мог сделать. Преступление — восстание против Бога, отделение, разрушение союза, отступничество. И мы виновны во всем. В чем-то одном из трех — это уж точно. Но этот псалом дает понять, что милости Божьей достаточно, более чем достаточно, чтобы простить все наши грехи. Нельзя говорить: мне нет прощения.
Мы считаем автором тридцать первого псалма Давида — царя, поэта, музыканта, военачальника. И мы предполагаем, что причиной написания псалма могла послужить история с Вирсавией. Мягко говоря, Давид согрешил с Вирсавией, а ее мужа, злоупотребляя царской властью, отправил на верную смерть. Разумеется, никакой восточный деспот и не подумал бы о грехе, сделав такое дело, но Давид знал Божье отношение ко греху и имел совесть. Потому грех измучил его. Можно понять Давида. Иногда от сказанного невпопад слова мы не находим места, а тут — прелюбодеяние и убийство. И Давид описывает свое состояние: «Обветшали кости мои от вседневного стенания моего, свежесть моя исчезла, как в летнюю засуху…»
Психологи утверждают, что душевное состояние человека влияет на физическое. Например, хроническая раздражительность истощает нервную систему подобно СПИДу. В организме сгорают вещества, необходимые для мобилизации энергии, и он открыт для любой болезни. Мудрый Соломон давно говорил об этом: «Унылый дух сушит кости» Пр. 17:22.
И Давид ослабел. Настроение пропало. Тяжко вздыхает каждый день. Грех не дает покоя. Что делать?
Здесь мы успокаиваем себя. У меня неплохое самочувствие. Кости мои не обветшали и свежесть не исчезла. Видно, у меня нет греха.
Но, дорогие друзья, в духовной жизни все не так просто. Часто мы видим грешников бодрых, здоровых, в приподнятом настроении. Ничего необычного. Если мы берем в руки ведро воды, чувствуем его тяжесть. Но когда мы ныряем и над нашей головой десятки, сотни литров той же воды, вес ее не давит нас. Также, погружаясь в грех, мы не чувствуем его тяжести. Грех становится нашей атмосферой.
Или же мы постепенно привыкаем ко греху. Ученые наблюдают интересное явление: если лягушку бросить в горячую воду, она пытается тотчас выпрыгнуть из нее. Но если положить ее в теплую воду, а потом ее очень медленно подогревать, то лягушка может свариться, не предпринимая попыток к освобождению. Так можно привыкнуть и ко греху. Только Слово Божье может открыть нам глаза и показать, где мы находимся.
Что же делать, когда мы чувствуем вину после соделанного греха? Есть много человеческих попыток решения проблемы. Мы можем поступить, как лисица из известной басни Эзопа. Когда она пробегала мимо виноградника, ей захотелось попробовать винограда. Она попыталась достать хотя бы одну спелую и аппетитную гроздь, но не смогла. Слишком высоко. Тогда лисица, чтобы успокоить себя, сказала в сердце: «Пожалуй, виноград еще зеленый. Не стоит трудиться».
Мы находим «разумные» объяснения своим грехам. «Я просто слабый человек». «Я просто человек». Иногда иначе: «Я только взял». «Я взял мало. И, вообще, греха нет. Есть ошибки, недостатки, проступки». А еще можно попытаться забыть грех, надеясь, что время залечит раны, или просто не думать о нем. «Разумный человек в наше время не станет беспокоиться о грехах», — сказал некто.
Что же делать, если мы согрешили? Давид, вероятно, задумывался о прошлом и корил себя. «Зачем я, вместо того, чтобы почитать закон Божий, пошел гулять? Почему не наблюдал за своими глазами? Как допустил в сердце грешную мысль? Если бы вернуть прошлое… Но ведь это невозможно!»
Но это необходимо. Руководитель одной психиатрической клиники сказал: «Я мог бы выписать половину своих пациентов, если бы удалось найти способ избавить их от вины за прошлое».
Нам необходимо прощение, потому что оно решает проблему прошлого, а не разобравшись с прошлым, мы не сможем нормально жить в настоящем, с грузом прошлого не сможем начать новую жизнь.
Давид пережил прощение на опыте и смог сказать:
«Блажен, кому отпущены беззакония и чьи грехи покрыты!
Блажен человек, которому Господь не вменит греха…»
Бог прощает беззакония, то есть снимает бремя греха.
Бог покрывает грехи. Они уже не стоят перед глазами.
Бог не вменяет грехи. Слово «вменить» из судебной практики. Вменить — значит вспомнить и возбудить преследование. Бог помнит наши грехи, но Он не напоминает о них, не наказывает за них.
Божье прощение часто ставит нас в тупик. «Как так, — возмущаемся мы, — он грешил двадцать лет, столько людей из-за него пострадало и вдруг — прощение? В один миг. За что? Это несправедливо!»
Но о справедливости ли мы думаем, так рассуждая? Или это просто зависть? Надо радоваться, когда Бог кого-то прощает. Ведь даже небо в тот момент радуется. Мы знаем грех человека, но не знаем покаяния его. Мы не знаем, как долго еще будут напоминать о себе шрамы греха. За что Бог простил? Да ни за что! Если за что-то, то это уже не прощение. Бог любит, потому и прощает. И лучше вспомнить, сколько раз Он нас прощал. Кроме того, Библия говорит, что, хотя мы и получаем прощение даром, Богу оно досталось дорогой ценой. Христос в определенное время умер за нечестивых, то есть за нас. Христос умер за грехи наши. Он был мучим за беззакония наши. За нас Он был истязуем. Благодаря жертве Христа, Давид был прощен. Благодаря будущей жертве, потому что Христос умер через тысячу лет после царствования Давида. А мы получаем прощение, благодаря жертве Христа, принесенной в прошлом. И, может быть, нам непонятен механизм прощения, но лучше не понимать, чем не быть прощенным.
Милость Божья заставляет очень бережно относиться к прощению, ценить его. Нельзя говорить: «Грехи отпущены. Можно грешить по-новому. Завтра опять покаемся. Бог милостив. Простит».
Конечно, мы каемся каждый день, потому что не делаем для Бога столько, сколько должны делать. Но если просим прощения только для того, чтобы снова грешить, то обманываем самих себя. Бог поругаем не бывает. Нельзя надеяться на прощение, делами отрекаясь от Христа. «Что посеет человек, то и пожнет» Гал. 6:7.
Давид получил прощение после исповедания грехов. Он сделал это не сразу. Давид, как и мы, хотел получить прощение без исповедания. Открыть Богу свои грехи? Иногда трудно признаться в грехе самому себе. Еще труднее исповедать свои грехи в церкви. В глазах других людей мы хотим оставаться чистыми и безупречными.
Давид все же нашел силы для исповедания. И посмотрите, каким всеобъемлющим было его раскаяние. «Я открыл Тебе грех мой, — говорит он, — и не скрыл беззакония моего». Он признал: «Да, я согрешил. И я сожалею о грехе». Далее он говорит: «Исповедую Господу преступления мои». Исповедание — не общие слова: «Я грешник, прости меня». Говоря так, мы не всегда сожалеем о грехе, не всегда имеем твердое желание расстаться с грехом. Исповедать — значит в точности сказать Богу обо всем, что сделал, но не с тем, чтобы только очистить совесть, а с тем, чтобы больше не грешить.
Разумеется, перед множеством людей, даже в церкви, далеко не всегда полезно открывать подробности своих грехов. Здесь достаточно просто признать себя грешником, а уже потом вместе с пресвитером рассказать Богу все подробности греха. «Я сказал, — свидетельствует Давид, — исповедаю Господу преступления мои». Несомненно, Бог знает все грехи без нашего исповедания. Каждый грех открыт перед Божьими глазами, несмотря на то, говорим мы о нем или скрываем. И не Богу нужно наше исповедание, а нам, потому что оно позволяет снять с нас вину греха нашего.
Давид испытал радость прощения и возвеселился. Как будто шлюз открылся и запертая вода устремилась вперед, широко и свободно разливаясь. Душа освободилась от бремени. И тогда Давид написал эти слова:
«Блажен, кому отпущены беззакония и чьи грехи покрыты!
Блажен человек,которому Господь не вменит греха…»
Да благословит Бог всех нас, чтобы мы могли присоединиться к этим словам Давида, хваля Бога за милость Его и прощение.