Благовествуя мир

Кто эта, блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами?» (Песн. 6:10). Традиционное толкование гласит, что этот стих говорит о Церкви. Она действительно отличается величием, блеском и красотой. Но, глядя на поместные церкви, мы порой не видим ни славы, ни великолепия, ни силы. Блеск еще можно заметить, а где церковь «грозная, как полки со знаменами», церковь побеждающая?
Может, духовная близорукость не позволяет видеть славу церкви? Но нельзя закрывать глаза и на проблемы: усталость и уныние, недостаток посвященности и дерзновения, отсутствие роста или даже уменьшение количества верующих. Вероятно, в ближайшее время нам придется испытать не только радость насаждения церквей, но и печаль закрытия. Тому есть, конечно, и объективные причины. Многие деревни вымирают, молодые люди уезжают в города. Если средний возраст членов церкви составляет 75 лет, то о перспективах говорить трудно. Но что если ослабевают церкви в больших городах? Думаю, если количество членов церкви уменьшается в течение трех лет подряд (или растет только за счет других церквей), пора бить тревогу.
Просматривая материалы Совета по делам религий в Национальном архиве, я нашел интересную заметку. Еще в советское время в Совете была разработана система оценки церквей. «А» — это умирающая церковь. В одной такой церкви самому молодому члену церкви – 58 лет, поэтому ее и внесли в эту категорию. «Б» — община стабильная, не растет и не умирает. А были и растущие. Например, об одной церкви в Минской области уполномоченный писал в 1946 г.: «Члены общины имеют большое влияние на молодежь – школьников старших классов». Такая церковь относилась к третьей категории.
Полагаю, наши церкви можно разделить на три равные группы. У первой («А»), перспективы не самые радужные. Третья часть на данный момент растет (категория «В»). А остальные балансируют между ними. Конечно, Господь силен оживить и сухие кости; зеленый росток пробивается через асфальт, и жизнь является там, где, казалось бы, уже ничего изменить нельзя, но угасание или даже отсутствие роста наполняет наши сердца печалью. Мы просим, чтобы Господь указал на наши упущения и ошибки, каемся в своем бездействии.
Господь повелел: «Итак, идите, научите все народы…» (Мф. 28:19а). И Он не ограничился повелением, но дал все необходимое для Его выполнения: «Но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее, и Самарии, и даже до края земли (Деян. 1:8).
Когда началась перестройка, мы активно благовествовали, говорили о Боге, но постепенно сдвинулись на удовлетворение внутренних потребностей церкви и радуемся общению в стенах уютных Домов Молитвы, наслаждаясь чудесным пением и назидательными проповедями. Исследователи отмечают, что подобное случается с большинством церквей примерно через двенадцать лет существования. В нашем случае этому послужило много причин. Во-первых, после активной и бурной деятельности в условиях масштабных изменений накопилась усталость. И если прежде конфликт с государством стимулировал движение, вызывал реакцию сопротивления, в том числе в форме евангелизации, то служение в условиях (относительной) свободы произвело расслабляющий эффект. Вдобавок к этому, при отсутствии гонений притупилось чувство краткости времени и ослабли эсхатологические ожидания. Улучшение качества жизни, новые возможности для верующих сделали рай не таким притягательным, а ад – не таким ужасным. Соответственно, желание спасать людей от вечных мук ослабло.
Во-вторых, церкви, и особенно служители, столкнулись с необходимостью разрешения множества проблем, которые отвлекают от евангелизационного служения, например, организационных и юридических вопросов, связанных с регистрацией и особенно строительством домов молитвы. Достаточно заметить, что на 2014 г. только в Минске и Минском районе в церквах Союза ЕХБ в Беларуси построено девять зданий, куплено и реконструировано четыре, еще четыре церкви находятся в процессе строительства, а некоторые заканчивают строительство уже добрый десяток лет. Конечно, все это отвлекает от евангелизации.
В-третьих, в результате прихода новых людей, которые не воспитывались в баптистской традиции, церквам приходится решать много вопросов, которые раньше возникали исключительно редко (разводы и повторные браки, прежде всего).
В-четвертых, ослабление евангелизационной активности можно объяснить тем, что накопившийся до времени перестройки кадровый потенциал был в значительной степени исчерпан, а подготовка новых служителей оказалась непростой задачей, которая не решается только в стенах духовных учебных заведений.
В-пятых, церкви потеряли уверенность, обусловленную уменьшением эффективности и потерей ранее пожатых снопов.
Основание новых церквей сегодня – большая редкость в связи с вышеперечисленными причинами, а также вследствие неудач: некоторые из открытых после перестройки церквей не растут, фактически представляя собой только миссионера и его семью, или, в лучшем случае, — еще несколько непостоянных посетителей. Многие после периода роста уменьшаются в количестве. В таких условиях церкви теряют веру. Но убежденность имеет большое значение. Думаю, отчасти можно согласиться с мыслями Чарльза Финнея, которые он изложил в своей книге «Препятствия в пробуждении».
— Пробуждение заканчивается тогда, когда церковь верит, что оно заканчивается.
-Пробуждение заканчивается, когда церковь согласна, что ему следует закончиться…
Если верующие видят, что пробуждение заканчивается, и они не начинают ревностно молиться, не предпринимают новых попыток… оно и закончится.
Справедливости ради следует отметить, что и почва истощилась, что уже нет столько духовно голодных людей, царствует равнодушие и безразличие в вопросах веры. А силой не заставишь человека покаяться. Кто-то добавит, что наши материальные ресурсы ограничены, и законы не благоприятствуют обращению людей. Но не будем оправдываться внешними обстоятельствами. Лучше посмотрим на себя, на свое посвящение благовестию. Настолько ли мы ревностны, как наши предшественники? Вот свидетельство внешних о служении евангельских верующих в начале двадцатого века: «Баптисты проявляют большую ревность в своей пропаганде. В Калужской губернии отряд баптистов посетил в неделю молитвы 55 деревень, произнес 50 проповедей и пропел 400 гимнов. В Вологодской губернии один проповедник прошел 300 верст от деревни к деревне, везде устраивая собрания». Нам бы такую ревность!
В нашей церкви мы запланировали неделю личного благовестия. Я зашел к соседке, чтобы выяснить, готова ли она выслушать из уст гостя свидетельство о Христе? Она не отказалась, хотя никогда не отличалась особым желанием посещать собрания. Зашел к другим соседям с тем же вопросом – они тоже согласились. Позвонил неверующей дочери одной старушки, которая посещает наши собрания. И та ответила «да». Оказывается, многие люди совершенно не против послушать о Господе, да мы не идем к ним, не предлагаем, или же предлагаем только один-два раза. Опять же возвращаюсь к свидетельству противника Евангелия, который писал о ревности баптистов еще в 1911 г. «…Посмотрите, сколько этих проповедников и как они самоотверженны! Бросают все… и идут (не едут, а идут!) из села в село, из деревни в деревню, проповедуют Христа, возвещают царство Божие, призывают людей к покаянию и исправлению жизни!»
Понятно, посвящения мало. Надо знать, что и когда делать. Порой нам недостает мудрости, которой отличались люди разумные из сынов Иссахаровых, которые знали, что и когда надлежало делать Израилю (1 Пар. 12:32).
Беседовал недавно с пресвитером одной из церквей в юго-восточной Украине. Большая и, можно сказать, успешная церковь. Спрашиваю: «Что помогает приходу людей ко Христу?» — «Ничего. Что мы только ни делали! И делаем до настоящего времени! Зубы лечим. Очки раздаем. Английскому учим. Воду из скважины даем. Территорию предоставляем для мам с детьми. Совершаем много других добрых дел. А результата — нет». Потом брат добавил: «Личные отношения и дружба – вот что работает». (При этом церковь, не унывая, продолжает творить добро, зная, что в свое время будет урожай — Гал. 6:9).
Мы не должны забывать, что Господь прилагает спасаемых к церкви (Деян. 2:47), но Он делает это через нас, наше свидетельство, наши отношения. Анализ результатов благовестия после перестройки на территории СНГ показал, что главной причиной прихода людей к Богу было личное свидетельство, личные отношения. Таким образом пришли к Богу примерно 70% людей! Далее следуют кризисы в жизни, обращение родственников и знакомых, разочарование жизнью, чтение Библии и др. Но 70% пришли к Богу, потому что с ними дружил и общался родственник, сотрудник, сосед, друг.
Жатвы по-прежнему много, и по-прежнему – мало делателей. Будем молить Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою (Мф. 9:37-38). И не только молить будем, но и сами выйдем на жатву. В церквах часто слышны молитвы о неверующих родственниках или соседях, порой молитвы ревностные и слезные, но чаще всего молитвами все и заканчивается; большого желания идти в виноградник и переносить «тягость дня и зной» нет. И многих верующих Господь спрашивает: «Что вы стоите праздно?» (Мф. 20:6). Посмотрите, который час? Почему не трудитесь для Господа? Почему не идете в виноградник Его?
Иди в виноградник, работа в нем есть,
Рабочих в нем мало, а дела не счесть.
Пусть Господь благословит, чтобы мы твердо стояли в вере (1 Кор. 16:13), и шли, «обув ноги в готовность благовествовать мир» (Еф. 6:17). //
Кто эта, блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами?» (Песн. 6:10). Традиционное толкование гласит, что этот стих говорит о Церкви. Она действительно отличается величием, блеском и красотой. Но, глядя на поместные церкви, мы порой не видим ни славы, ни великолепия, ни силы. Блеск еще можно заметить, а где церковь «грозная, как полки со знаменами», церковь побеждающая?
Может, духовная близорукость не позволяет видеть славу церкви? Но нельзя закрывать глаза и на проблемы: усталость и уныние, недостаток посвященности и дерзновения, отсутствие роста или даже уменьшение количества верующих. Вероятно, в ближайшее время нам придется испытать не только радость насаждения церквей, но и печаль закрытия. Тому есть, конечно, и объективные причины. Многие деревни вымирают, молодые люди уезжают в города. Если средний возраст членов церкви составляет 75 лет, то о перспективах говорить трудно. Но что если ослабевают церкви в больших городах? Думаю, если количество членов церкви уменьшается в течение трех лет подряд (или растет только за счет других церквей), пора бить тревогу.
Просматривая материалы Совета по делам религий в Национальном архиве, я нашел интересную заметку. Еще в советское время в Совете была разработана система оценки церквей. «А» — это умирающая церковь. В одной такой церкви самому молодому члену церкви – 58 лет, поэтому ее и внесли в эту категорию. «Б» — община стабильная, не растет и не умирает. А были и растущие. Например, об одной церкви в Минской области уполномоченный писал в 1946 г.: «Члены общины имеют большое влияние на молодежь – школьников старших классов». Такая церковь относилась к третьей категории.
Полагаю, наши церкви можно разделить на три равные группы. У первой («А»), перспективы не самые радужные. Третья часть на данный момент растет (категория «В»). А остальные балансируют между ними. Конечно, Господь силен оживить и сухие кости; зеленый росток пробивается через асфальт, и жизнь является там, где, казалось бы, уже ничего изменить нельзя, но угасание или даже отсутствие роста наполняет наши сердца печалью. Мы просим, чтобы Господь указал на наши упущения и ошибки, каемся в своем бездействии.
Господь повелел: «Итак, идите, научите все народы…» (Мф. 28:19а). И Он не ограничился повелением, но дал все необходимое для Его выполнения: «Но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее, и Самарии, и даже до края земли (Деян. 1:8).
Когда началась перестройка, мы активно благовествовали, говорили о Боге, но постепенно сдвинулись на удовлетворение внутренних потребностей церкви и радуемся общению в стенах уютных Домов Молитвы, наслаждаясь чудесным пением и назидательными проповедями. Исследователи отмечают, что подобное случается с большинством церквей примерно через двенадцать лет существования. В нашем случае этому послужило много причин. Во-первых, после активной и бурной деятельности в условиях масштабных изменений накопилась усталость. И если прежде конфликт с государством стимулировал движение, вызывал реакцию сопротивления, в том числе в форме евангелизации, то служение в условиях (относительной) свободы произвело расслабляющий эффект. Вдобавок к этому, при отсутствии гонений притупилось чувство краткости времени и ослабли эсхатологические ожидания. Улучшение качества жизни, новые возможности для верующих сделали рай не таким притягательным, а ад – не таким ужасным. Соответственно, желание спасать людей от вечных мук ослабло.
Во-вторых, церкви, и особенно служители, столкнулись с необходимостью разрешения множества проблем, которые отвлекают от евангелизационного служения, например, организационных и юридических вопросов, связанных с регистрацией и особенно строительством домов молитвы. Достаточно заметить, что на 2014 г. только в Минске и Минском районе в церквах Союза ЕХБ в Беларуси построено девять зданий, куплено и реконструировано четыре, еще четыре церкви находятся в процессе строительства, а некоторые заканчивают строительство уже добрый десяток лет. Конечно, все это отвлекает от евангелизации.
В-третьих, в результате прихода новых людей, которые не воспитывались в баптистской традиции, церквам приходится решать много вопросов, которые раньше возникали исключительно редко (разводы и повторные браки, прежде всего).
В-четвертых, ослабление евангелизационной активности можно объяснить тем, что накопившийся до времени перестройки кадровый потенциал был в значительной степени исчерпан, а подготовка новых служителей оказалась непростой задачей, которая не решается только в стенах духовных учебных заведений.
В-пятых, церкви потеряли уверенность, обусловленную уменьшением эффективности и потерей ранее пожатых снопов.
Основание новых церквей сегодня – большая редкость в связи с вышеперечисленными причинами, а также вследствие неудач: некоторые из открытых после перестройки церквей не растут, фактически представляя собой только миссионера и его семью, или, в лучшем случае, — еще несколько непостоянных посетителей. Многие после периода роста уменьшаются в количестве. В таких условиях церкви теряют веру. Но убежденность имеет большое значение. Думаю, отчасти можно согласиться с мыслями Чарльза Финнея, которые он изложил в своей книге «Препятствия в пробуждении».
— Пробуждение заканчивается тогда, когда церковь верит, что оно заканчивается.
-Пробуждение заканчивается, когда церковь согласна, что ему следует закончиться…
Если верующие видят, что пробуждение заканчивается, и они не начинают ревностно молиться, не предпринимают новых попыток… оно и закончится.
Справедливости ради следует отметить, что и почва истощилась, что уже нет столько духовно голодных людей, царствует равнодушие и безразличие в вопросах веры. А силой не заставишь человека покаяться. Кто-то добавит, что наши материальные ресурсы ограничены, и законы не благоприятствуют обращению людей. Но не будем оправдываться внешними обстоятельствами. Лучше посмотрим на себя, на свое посвящение благовестию. Настолько ли мы ревностны, как наши предшественники? Вот свидетельство внешних о служении евангельских верующих в начале двадцатого века: «Баптисты проявляют большую ревность в своей пропаганде. В Калужской губернии отряд баптистов посетил в неделю молитвы 55 деревень, произнес 50 проповедей и пропел 400 гимнов. В Вологодской губернии один проповедник прошел 300 верст от деревни к деревне, везде устраивая собрания». Нам бы такую ревность!
В нашей церкви мы запланировали неделю личного благовестия. Я зашел к соседке, чтобы выяснить, готова ли она выслушать из уст гостя свидетельство о Христе? Она не отказалась, хотя никогда не отличалась особым желанием посещать собрания. Зашел к другим соседям с тем же вопросом – они тоже согласились. Позвонил неверующей дочери одной старушки, которая посещает наши собрания. И та ответила «да». Оказывается, многие люди совершенно не против послушать о Господе, да мы не идем к ним, не предлагаем, или же предлагаем только один-два раза. Опять же возвращаюсь к свидетельству противника Евангелия, который писал о ревности баптистов еще в 1911 г. «…Посмотрите, сколько этих проповедников и как они самоотверженны! Бросают все… и идут (не едут, а идут!) из села в село, из деревни в деревню, проповедуют Христа, возвещают царство Божие, призывают людей к покаянию и исправлению жизни!»
Понятно, посвящения мало. Надо знать, что и когда делать. Порой нам недостает мудрости, которой отличались люди разумные из сынов Иссахаровых, которые знали, что и когда надлежало делать Израилю (1 Пар. 12:32).
Беседовал недавно с пресвитером одной из церквей в юго-восточной Украине. Большая и, можно сказать, успешная церковь. Спрашиваю: «Что помогает приходу людей ко Христу?» — «Ничего. Что мы только ни делали! И делаем до настоящего времени! Зубы лечим. Очки раздаем. Английскому учим. Воду из скважины даем. Территорию предоставляем для мам с детьми. Совершаем много других добрых дел. А результата — нет». Потом брат добавил: «Личные отношения и дружба – вот что работает». (При этом церковь, не унывая, продолжает творить добро, зная, что в свое время будет урожай — Гал. 6:9).
Мы не должны забывать, что Господь прилагает спасаемых к церкви (Деян. 2:47), но Он делает это через нас, наше свидетельство, наши отношения. Анализ результатов благовестия после перестройки на территории СНГ показал, что главной причиной прихода людей к Богу было личное свидетельство, личные отношения. Таким образом пришли к Богу примерно 70% людей! Далее следуют кризисы в жизни, обращение родственников и знакомых, разочарование жизнью, чтение Библии и др. Но 70% пришли к Богу, потому что с ними дружил и общался родственник, сотрудник, сосед, друг.
Жатвы по-прежнему много, и по-прежнему – мало делателей. Будем молить Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою (Мф. 9:37-38). И не только молить будем, но и сами выйдем на жатву. В церквах часто слышны молитвы о неверующих родственниках или соседях, порой молитвы ревностные и слезные, но чаще всего молитвами все и заканчивается; большого желания идти в виноградник и переносить «тягость дня и зной» нет. И многих верующих Господь спрашивает: «Что вы стоите праздно?» (Мф. 20:6). Посмотрите, который час? Почему не трудитесь для Господа? Почему не идете в виноградник Его?
Иди в виноградник, работа в нем есть,
Рабочих в нем мало, а дела не счесть.
Пусть Господь благословит, чтобы мы твердо стояли в вере (1 Кор. 16:13), и шли, «обув ноги в готовность благовествовать мир» (Еф. 6:17). //